ИГРА ПРЕСТОЛОВ 6. Дмитрий Богданов

Радиосага «Игра Престолов». В главных ролях — Анна Несмеева и Дмитрий Богданов, генеральный директор компании «Ривелти Групп»!

Почему не возможно «слезть с останкинской иглы»?

Чем отличается корпоративное телеведение от общественного?

Какие тренды сегодня «рулят» на рынке видео контента?

На эти и другие вопросы отвечает Дмитрий Богданов

Дмитий Богданов,  генеральный директор компании «Ривелти Групп»

В 13 лет стал ведущим кулинарной программы на подмосковном ТВ

Далее — познавал азы Тв-технологий, стал режиссером монтажа и работал с компьютерной графиков

В 17 лет стал работать в Останкино в студии. Монтировал Рождественские встречи А.Пугачевой и концерты звезд

В 20 лет начал работать в студии корпоративного видео на киностудии им. Горького: создание корпоративных фильмов и презентаций

Там же работал с Б.Грачевским над его фильмами

В 25 лет (в 2010 году) решил реализовывать собственные амбиции и основал Ривелти групп.

В 2011 году Ривелти получила первый проект по корпоративному ТВ — СИБУР

В 2012 мы стали первыми золотыми призерами на каннском фестивале Cannes Corporate Media & TV Awards http://rivelty.ru/company/awards/cannes-2012/

В 2013  создали корпоративное ТВ для Coca-Cola Hellenic

В 2013 г. Стали финалистами New York film Festival  http://rivelty.ru/company/awards/new-york-festivals-2013/

В 2014 я написал книгу «Корпоративное видеопроизводство. Инструкция по применению».

Это первая в России книга по этой теме.

В 2015 и 2016 году член жюри Cannes Corporate Media & TV Awards

Сейчас делаем корпоративное ТВ для крупной компании, но об этом пока не говорим 🙂

Делаем много разных проектов для крупнейших клиентов.

Работаем с внутренними и внешними коммуникациями.

Постоянно измеряем эффективность своих продуктов .

 

Здравствуй, великий город! Здравствуй, Москва! Снова с вами HR Radio и программа «Игра Престолов». Это я, Анна Несмеева. И сегодня у нас в гостях генеральный директор «Ривелти групп» Дмитрий Богданов.

Д. Б. Здравствуйте!

А. Н. Ну что же, мы рады снова встретиться на площадке нашей программы, посвященной коммуникациям и людям, которые эти коммуникации организуют. Дмитрий, у нас есть традиционный вопрос, с которого мы всегда начинаем нашу программу. Скажи, какое самое-самое сложное профессиональное решение тебе доводилось принимать во время твоей карьеры?

Д. Б. Я думаю, самое сложное решение мне нужно принимать, когда нам нужно расставаться с людьми. Люди бывают часто по-человечески хорошими, ты с ними общаешься, но в профессиональном смысле вы не сходитесь. И по-человечески жалко, приходится так делать, и это самые болезненные и сложные моменты.

А. Н. А если наоборот? Он профессионал, но как человек не очень?

Д. Б. Не знаю, тогда не жалко, если честно.

А. Н. Слушай, ну хорошо. Сегодня и сейчас, в 2016 году, ты, Дима, довольно известный на нашем рынке человек, на рынке корпоративных коммуникаций. Ты руководишь собственной компанией, которая занимается производством корпоративного видео и телевидения. Скажи мне, так ли ты пятнадцать лет назад мечтал построить свою жизнь, об этом ли ты думал?

Д. Б. Конечно нет. Пятнадцать лет назад я думал, что буду поваром, у меня будет свой ресторан, буду в нем готовить. И думал, что вот так сложится моя карьера. На каких-нибудь международных конкурсах что-нибудь там готовить буду и участвовать. Уже в это время в моей жизни появилось телевидение, и осознал, чем я хочу заниматься, наверно, лет в семнадцать. И я уже пошел по этому направлению. Телевидение сильно меняет жизнь.

А. Н. Понятно. Наши птички нам нашептали, что ты у нас с тринадцати лет под камерами?

Д. Б. Да, с тринадцати. Я вел передачу на подмосковном телеканале, готовил еду, рассказывал Сергиеву Посаду о том, как можно что-то приготовить. Как я понимаю сейчас, ценностью в этой программе были не столько рецепты, сколько маленький человек, который что-то увлеченно рассказывает.

А. Н. Это был 1998 год, если не ошибаюсь?

Д. Б. Да.

А. Н. Это было новое телевидение, новые лица. Итак, если по сути посмотреть, ты уже тринадцать лет придумываешь новые программы. Трудно придумать что-то новое?

Д. Б. Конечно трудно. То, что происходит вокруг, ты можешь скопировать, использовать такие же приемы. А быть в чем-то первым, придумывать, конечно, сложно, но очень приятно осознавать, что, когда ты делаешь какие-то шаги, форматы, за тобой их повторяют. Это приятно.

А. Н. Наверно, это показывает, что шаги были правильными, успешными.

Д. Б. Ну, были и неуспешные шаги.

А. Н. Кстати, ловлю тебя на слове. Расскажи мне про какой-нибудь неуспешный шаг, а то все всегда хвастаются и говорят только о хорошем.

Д. Б. Неуспешный шаг в плане?

А. Н. Профессиональном!

Д. Б. Бывали проекты какие-то или задачи, на которые мы тратили много денег. Но они, конечно, не были просчитаны с точки зрения бизнеса. Они больше носили эмоциональный характер. Но, конечно, они были совершенно неэффективны — амбиции удовлетворялись, деньги заканчивались. С точки зрения бизнеса это неправильно. Я думаю, что мы уже наигрались в эти истории. И сейчас куча идей, куча планов по захвату мира, но смотрим правильное сочетание бизнес-интересов, бюджетов и амбиций тоже.

А. Н. Ведь ты очень рано начал свою деятельность в качестве предпринимателя. Фактически в 2010 году, основав свою компанию?

Д. Б. В 2005 году я был вторым человеком в компании, это была другая компания. А в 2010 году мне было двадцать пять лет, и вот появилась «Ривелти групп».

А. Н. Тяжело быть человеком, от которого зависит все?

Д. Б. Я стараюсь об этом не думать. Потому что если начинаешь каждые две минуты об этом думать, начинаешь нервничать. Нет, иногда у меня бывает: сидишь так в офисе и видишь людей, которые годами работают, ты их знаешь хорошо. И они каждый день приходят на работу и посвящают большую часть своей жизни этому делу, у них есть личная жизнь, но большую часть времени они проводят в нашем общем деле. И я чувствую ответственность за них, это серьезно. Но я стараюсь так больше: «Живем, работаем, эгей!»

А. Н. Но, тем не менее у вас, несмотря на «эгей», результаты существенные. Ведь я могу сказать, что «Ривелти групп» откусила на рынке корпоративного ТВ и видео существенный кусок. Вы сегодня один из крупнейших производителей контента, да?

Д. Б. В корпоративном видео я думаю, что мы входим в какую-нибудь тройку, пятерку. Но никто не делал каких-то замеров. Смотря по чему замерять. Но так, субъективно, мы по бюджетам и клиентам, качеству — где-то там, а по корпоративному телевидению так получилось, что мы номер один. Но я бы не сказал, что это долгосрочная стратегия. Как-то так получилось, мы этому рады и развиваем эту компетенцию.

А. Н. Клево! Вообще мне очень нравятся слова «как-то так получилось». Как-то так получилось, что ваш проект в 2012 году получил мировое признание, ведь вы премию получили за свои ролики?

Д. Б. Да, у нас был мультфильм по охране труда для офисных сотрудников «СИБУРа». Мы сделали серию мультфильмов и отправили на Каннский фестиваль корпоративных видео. Это был вообще первый конкурс в жизни в принципе, в котором мы участвовали. Отправили и получили золото. А потом выяснилось, что золото из России никто никогда не получал. То есть мы так пришли, опять-таки «эгей!», сделали, отправили, получили, и как-то так.

А. Н. Слушай, как бы ты — посоветовал или нет нашим коллегам принимать участие в корпоративных конкурсах?

Д. Б. Сложно так советовать, каждый сам для себя принимает решение. Мы не сильно участвуем. Но вот в последние два года меня приглашают — я в жюри Каннского фестиваля корпоративного видео и сам оцениваю, но я еще не знаю, в этом году будем участвовать или нет. В другие конкурсы нас приглашают, но в российских конкурсах мы не участвуем, а в зарубежных — вот так. С одной стороны, это полезно: видишь продукт, клиент доволен, это не самолюбование — взгляд извне помогает тебе корректироваться. Но у меня какое-то сложное отношение к конкурсам и фестивалям, какие-то зарубежные темы мне нравятся, потому что они шире, участвует не только Россия.

А. Н. То есть, по сути, ты нам хочешь сказать, что тебе тут особо не с кем «бодаться»?

Д. Б. Нет, нас не так много тут, господи. Мне кажется, мировой опыт ценнее, интереснее, масштабнее. Если в России можно повесить себе медальку на грудь, то там ты можешь получить обратную связь мирового масштаба. Это не значит, что они тебя похвалят. Но ты хотя бы поймешь, куда ты развиваешься.

А. Н. То есть поймешь верификацию?

Д. Б. Одно дело — у себя в деревне делать, а другое — много разных деревень собирается, это другой масштаб и качество оценки.

А. Н. Тогда такой вопрос. Поскольку ты участвуешь, судишь и общаешься с коллегами, скажи, сильно наши корпоративные коммуникации, в том числе ТВ и видео, отличаются от мировых? Мы в тренде или нет?

Д. Б. Мы очень стараемся, но догоняем, а не задаем. С точки зрения телевизионного дизайна Россия сильная и специалисты из России достаточно востребованы в мире. С точки зрения корпоративного видео мы догоняющие.

А. Н. Как тебе кажется, с чем это связано? Что нет запроса из бизнеса или люди с телевидения, большие, неохотно идут в корпоративный сегмент?

Д. Б. Креатива много. Сил много, идей много. Клиенты, у нас, например, есть средние и крупные. Чем проще компания, тем больше в плане креатива для нее можно сделать. Для большой серьезной компании что-то такое стараемся делать, но сложно, у них свои правила.

А. Н. У нас программа «Игра Престолов», и в анонсе говорится, что мы погружаемся в мир корпоративных интриг и этих взаимоотношений. Скажи, в твоей работе тебе мешают подводные течения, правила?

Д. Б. Если брать у нас на работе, то я это пресекаю, у нас этого нет.

А. Н. А в отношениях с клиентами?

Д. Б. В отношениях с клиентами такие бывают интриги! Больше интриги на их стороне, конечно. Потому что когда у нас бывает несколько контактных лиц, где один ответственен за то, другой — за другое, мы бываем свидетелями, как у них внутри происходит перекидывание ответственности, еще что-то. То есть мы невольно попадаем в этот корпоративный водоворот страстей. Не очень мне это нравится, если честно. Мы стараемся дистанцироваться.

А. Н. Скажи мне, тебе никогда не хотелось пойти поработать внутрь большой компании? Ведь крупные телевизионные проекты, в основном, развиваются inhouse. Возьмем, например, РЖД, Сбербанк, КамАЗ. У них внутри находятся свои каналы, студии. Никогда не возникало искушения?

Д. Б. Меня даже тут недавно пытались пригласить — я не очень понимаю, на что люди рассчитывали, когда есть свое дело. Корпоративная жизнь, к сожалению, не для меня. Я вижу, как они там, бедные, работают. Когда ты работаешь много лет в свободном потоке, и, когда видишь, как у клиентов все устроено, это не мое. Правда, там тоже очень интересно, есть даже больше возможностей, чем сейчас у тебя есть, но это не мое, и я очень рад, что у меня есть возможность выбора. Иногда погружаться в корпоративную атмосферу клиента, а потом можно выйти на улицу, вдохнуть полной грудью.

А. Н. Я поняла. Ты у нас как альбатрос веешь над волнами, время от времени ныряя вниз, хватаешь рыбу, а потом снова летишь дальше.

Д. Б. Главное, чтобы меня в этой воде никто не зацепил и не потянул дальше.

А. Н. Кстати, как тебе кажется, эти глубины океана, наполненные всякой живностью темные воды — эта метафора похожа на корпоративную жизнь или там все проще?

Д. Б. Я вижу корпоративную жизнь двух типов: с одной стороны — хищники, акулы, с другой — совсем слабенькие рыбки. То есть совершенно разные виды, подвиды, которые борются за место, достигают своих целей по отдельности, а с другой стороны, это все люди, и они хорошие. То есть, живя там, у них свои роли. Это такая жизнь. Человек может быть не очень приятным в работе, ругаться, быть циником, но на самом деле он хороший. Просто вот так, каждый выбирает свой путь, соглашается на эти правила игры. Я в любом случае люблю корпоративный мир, потому что, если нет, я бы старался с ним не встречаться и не работать. Мы стараемся привнести частичку чего-то хорошего, помочь им достигнуть своих целей. Хотя я и говорю, что мне это «не очень», на самом деле мы и сами такие.

А. Н. Все люди хорошие. Ну что же, на этой приятной ноте прямо так и хочется завершить программу. Но у нас с тобой еще пятнадцать минут, и мы переходим к традиционной рубрике «Вести семи королевств». В этой рубрике мы всегда обсуждаем какую-то новость, которая произошла на внешнем рынке, и думаем, как это может повлиять на наши корпоративные и внутренние коммуникации. И для тебя у меня сегодня хорошая новость, прямо по теме.

Д. Б. Очень хорошо!

А. Н. Вот буквально на днях четыре крупнейших холдинга собрались и обсудили, что они создают крупнейший селлер, который продает рекламу. Это получается монополизация рынка телевизионной рекламы, и мы с этим столкнемся в середине 2016 года. Скажи мне, пожалуйста, нужно ли корпоративным медиа: телевидению, видео, СМИ — идти по этому пути коммерческого контента, монетизации контента, рекламы?

Д. Б. Это чтобы сотрудникам на корпоративном ТВ еще рекламировать: «Отправь СМС — и получишь чего-нибудь», да? Да, другие задачи у корпоративного ТВ. Бывает, что люди хотят как-то отбить затраты…

А. Н. Часто бывает, я знаю примеры, когда корпоративные газеты продают.

Д. Б. Рекламу продают?

А. Н. Нет, платную подписку.

Д. Б. Ну это тогда должен быть контент, который люди очень захотят. Или они как-то номинально согласны, что можно это им в договоре прописать. Колхоз — дело добровольное.

А. Н. То есть ты считаешь, что рекламе в корпоративных медиа не место?

Д. Б. Она есть, но это реклама мероприятий каких-то, еще что-то, но все это связано с компанией. Рекламу чего-то стороннего я думаю, что аудитория не поймет. Задачи этих инструментов — работать на компанию, если ей что-то внутри нужно отрекламировать. Если нужно рекламировать чипсы — это странно. Это не та аудитория, я сильно такого не встречал.

А. Н. Ну хорошо. Скажи мне, в чем тогда, по-твоему, главная задача корпоративных медиа? Только не говори мне страшное слово «информировать», да? Мы с коллегами договорились, что мы не ИТАР-ТАСС, мы никого не информируем.

Д. Б. По-разному. Компании, когда хотят делать корпоративное ТВ, у них разные цели. Бывает так, что руководитель сказал: «Нам нужно корпоративное ТВ». И эта цель — ее нужно обосновывать, но изначально импульс «надо». Иногда, правда, есть проблемы в компаниях — с безопасностью, охраной труда, есть, особенно на промышленных, коэффициент травматизма. И это все проще пересчитать на деньги, и иногда выгоднее запустить корпоративное ТВ, вкладывать в него, и это понизит коэффициент травматизма, и по деньгам это будет плюс-минус то же самое, и люди будут меньше страдать. Есть и такие задачи. То есть бывает «надо», а бывает «хочется».

А. Н. А как чаще бывает — «надо» или «хочется»?

Д. Б. Это сложный корпоративный мир. Я встречаюсь с этим уже после того, как они импульс внутри зафиксировали. Правда, не знаю. Мы спрашиваем, какие задачи, но что было первоисточником — кто же его знает.

А. Н. Ты у нас часто выступаешь с презентациями в школе внутреннего коммуникатора и видишь, наверно, что люди задают вопросы, такой вопрос очень часто звучит: вот как решить, что пора делать корпоративное телевидение? Как понять, что пора, что компания готова?

Д. Б. Для этого нужен определенный масштаб — несколько тысяч сотрудников, а также задач и проблем. И все, у вас есть актив из людей, есть задачи и проблемы, и просто надо просчитать по деньгам и по возможностям, и выбрать лучшее решение. Может быть, нужно не корпоративное телевидение, а корпоративная газета, радио или мероприятия. И это тоже решит задачи и будет даже дешевле. Хотя, конечно, все идет в видео, в визуальные коммуникации, люди всё воспринимают визуально.

А. Н. Кстати, по поводу визуализации и пользовательского контента — это сейчас мегатренд. Особенно в открытых СМИ и интернет-проектах мы это видим. Как ты относишься, как профессионал, к тому, что многие компании начинают поощрять своих сотрудников снимать «хоум видео» (снимать что-то на телефон и присылать), которое они выкладывают на портал. Насколько, тебе кажется, это уместно, интересно?

Д. Б. Я сейчас должен сказать, насколько уместно, хотя иногда нас самих просят тренинги, (чтобы мы рассказали сотрудникам) как им снимать.

А. Н. Понятно, про экономию мы не говорим. Вообще, насколько такой контент имеет ценность?

Д. Б. Сейчас вообще все и мир движется в эту сторону: видео с телефонов, с каких-то экшен-камер, вон фильмы сейчас снимают (кстати, сейчас фильм выходит, который полностью снят на GoPro). Мы, кстати, с этим режиссером немножко вместе учились. Все «экшен», всё такое живое. Во-первых, это бюджетно, во-вторых, это какой-то такой лайф, всё в это идет. Если сотрудник что-то снял, отправил на корпоративное телевидение и это показали, тогда он ощущает себя корреспондентом — видит он, видят его коллеги. Ну, круто! Внимание к корпоративному каналу, конечно, усилится, если там показывают твои материалы. Вообще это такой наркотический эффект, когда что-то, что ты создаешь, показывают по телевидению, пусть даже и очень маленькому. Я могу сказать это по себе. Есть даже такая шутка: «Останкино“ — это как игла, с которой очень сложно слезть».

А. Н. Эффект славы. Мерцание эфира.

Д. Б. Да, наверно. Ты что-то снял, создал, люди это видят, а источником этого был ты. Это ответственность определенная, но это очень притягивает внимание.

А. Н. Но ведь притягивать внимание можно разными путями. Вы, например, в 2014 году написали книжку. Книжки тоже сложно делать, и, кстати, намного дольше, чем видео. Это процесс трудоемкий, и ты писал книжки, и я писала книжки. Это первая книга у вас по корпоративному телевидению в России?

Д. Б. Да. Вот это к вопросу: интересно ли быть первым? Никто никогда не делал, вот мы и сделали. Понятно, что теперь уже, через какое-то время, кажется, что книга так себе, надо ее дополнить…

А. Н. Издание второе, расширенное.

Д. Б. Вот сейчас мы другую книгу выпустим. Потому что по корпоративному видео вообще ничего нет. Есть какие-то мастер-классы, и коллеги что-то пишут в блогах, но ничего нормального большого нет. И мы договорились — скоро будет год, как у нас появилась эта идея, — с одним зарубежным автором, по-моему он британец: книга, как писать сценарии для корпоративных видео. Причем сама книга была издана еще в 1992 году, но там настолько все актуально для нас — это такие азы, которые мы решили перевести и донести до российского читателя. Пока мы там разбирались с авторскими правами, переводами, книжку откопали в какой-то британской библиотеке, ее надо было сканировать, так как в электронном виде ничего такого нет, потом мы ее распознали, перевели, сейчас обратно все это верстается на русский язык. Вот мы ее бесплатно выложим на наш сайт —, пожалуйста, читайте. Это здорово, когда можно доносить информацию.

А. Н. Клево! Я тоже буду первым читателем, потому что тоже снимаю маленькие видео для себя и своей компании, для школы и, конечно, сценарии. А как вообще народ реагирует на такую просветительскую деятельность? Потому что и ты, и я — мы ведем достаточно большие сайты, мы пишем книжки, курсы учебные проводим. И меня достаточно часто спрашивают: зачем вы это делаете? Как тебе кажется, как рынок, народ реагирует на это?

Д. Б. Меня никто не спрашивает, зачем я это делаю. А я и не сильно у кого-то, если честно, интересуюсь. Мы делаем то, что считаем нужным. Хочется развивать эту сферу, и не всегда это нам выгодно экономически, потому что мы раскрываем карты, технологии, но, мне кажется, это правильно. Можете соглашаться с нами, можете — нет. Хочешь — читай, хочешь — не читай.

А. Н. То есть скорее это реализация собственной потребности?

Д. Б. Это не приносит денег, прямой конверсии вообще нет. Это вообще весьма затратно. Нет, ну в конечном счете, по фэншую, наверно, что-то будет, плюшки, у тебя очистится карма, и, возможно, это какой-то маркетинг долгосрочный. Но не знаю, есть какая-то информация, и есть желание делиться ей с миром.

А. Н. Ну хорошо. Сегодня мы в своей программе заводим новую рубрику, и ты, Дима, у нас будешь первым. Итак, «Новости железного трона». Скажи, как тебе кажется, кто из наших героев, лидеров достоин занять железный трон?

Д. Б. Анна, ну у меня тут вариант один — это Вы!

А. Н. Вау! Мы не готовились!

Д. Б. Нет-нет, мы вообще не договаривались, это абсолютный экспромт. В чем-то мы с Вами, наверно, похожи. Сильно больше я прям не вижу специалистов, которые бы что-то развивали, делились информацией.

А. Н. Ну а если не о присутствующих? Как тебе кажется, есть какой-то герой, с которого хотелось бы брать пример, на кого хотелось бы быть похожим?

Д. Б. В плане каком?

А. Н. Может быть, профессиональном, может быть, личном, я не знаю. Как ты выбираешь себе героев?

Д. Б. Нет, есть человек, которым я восхищаюсь. Это Артемий Лебедев, его масштабами, его амбициями, его более чем двадцатилетним опытом работы. У него самая большая в России дизайн-студия, он много что делает. В общем, можно брать пример с этого человека и двигаться в таком же направлении.

А. Н. Здорово! Ну что же, программа у нас подходит к концу. Скажи, пожалуйста (нас много слушает людей, кто недавно пришел в эйчар, внутренние коммуникации; еще больше тех, кто сейчас думает о смене своего карьерного трека), вот как тебе кажется, в нашей профессии какая самая главная опасность, самая главная засада, о чем людей предупредить надо на входе? Вот ты бы сейчас себе, бывшему десять лет назад, что бы сказал?

Д. Б. Самое ценное, что есть в этой профессии, — это люди. И надо пытаться их услышать. И наладить с ними общение. Даже когда кажется, что они какие-то очень колючие и против тебя. Все люди, их надо почувствовать, понять. Это требует сил. Но, мне кажется, это надо учитывать, и тогда и работа, и жизнь будут приятнее.

А. Н. Здорово! У нас сегодня в эфире такая очень позитивная с тобой программа. Завершаем ее традиционным вопросом — что делаешь сейчас? Какой самый мегаинтересный проект в работе?

Д. Б. Не могу называть бренды пока, но делаем очень большущий интересный телеканал. Большой интересной компании. Очень много командировок, вот из Сибири только недавно приехал, полон впечатлений: природа, люди, воздух. Я очень надеюсь, что это будет полезно тем, для кого мы это делаем.

А. Н. Ну что же, спасибо! Будем следить за новостями и смотреть твой сайт, чтобы узнать, какой компании вы это сделали. На этом прощаемся с вами. Это была Анна Несмеева и Дмитрий Богданов в «Игре Престолов». Слушайте нас по четвергам!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *