Профессиональные траектории выпускников вузов все более нелинейны, а их образовательно-карьерные пути извилисты и разнообразны. С учеными из Института образования ВШЭ разбираемся, как и куда они ведут.

Об экспертах:

— Вера Мальцева, старший научный сотрудник Института образования НИУ ВШЭ, академический руководитель магистерской программы «Доказательное развитие образования»

— Наталья Розенфельд, стажер-исследователь Института образования НИУ ВШЭ

Школа — вуз — работа. Так на первый взгляд выглядит типичная образовательно-профессиональная траектория. Однако траектории молодежи во многих развитых странах становятся все менее последовательными и линейными. Студенты начинают работать задолго до окончания вуза. Само обучение часто растягивается во времени: выпускники могут проработать какое-то время, а затем продолжить учебу. Путь в постоянную занятость может лежать через длительную смену временных работ. Становится ясно: образовательно-карьерная траектория — это извилистый путь со множеством остановок.

Исследование ученых Института образования ВШЭ, выполненное за счет гранта Российского научного фонда, развеяло миф о том, что маршруты получения высшего образования и выхода на рынок труда одинаковы. Оно показало, что на формирование этих путей влияет не только личный выбор человека, но и разные стартовые условия. Исследование позволит абитуриентам, студентам и выпускникам вузов «примерить» на себя тот или иной путь и сориентироваться в мире высшего образования и возможностей рынка труда.

Предыстория

Распространено мнение, что молодежь, получившая высшее образование — это однородная группа, где все похожи друг на друга. Все окончили вуз, значит, произошли из образованных и обеспеченных семей, которые дали им возможность получить такое образование. Значит, они способнее сверстников, которые окончили только колледж или вообще не учились после школы. Но этот стереотип не вполне реален.

Конечно, старт важен. То, как складывается карьерно-образовательная траектория, связано с социально-экономическим статусом семьи, успеваемостью в школе, демографическими характеристиками. Однако на то, как сложится карьера, влияют и другие факторы.

Мы решили определить типичные образовательно-карьерные траектории российской молодежи к 25 годам, направив фокус на тех из них, кто получил высшее образование. В мире они широко распространены, но на российском материале еще не проводились. Такие исследования требуют особых, «длинных» данных — наблюдений за одними и теми же людьми в течение многих лет.

Как изучали

Базу для работы взяли из национально репрезентативного исследования «Траектории в образовании и профессии», которое ведет Институт образования ВШЭ. Выборку составили российские школьники, которые в 2012 году учились в 9 классе. Затем проследили траектории 1247 школьников, которые к 24–25 годам получили высшее образование: стартовые условия и контекст, в котором эти траектории разворачивались.

В работе использовали метод анализа последовательностей (sequence analysis) с последующим кластерным анализом. Этот метод пришел в социальные науки из биоинформатики, где он используется при расшифровке генома. Суть анализа последовательностей состоит в том, что ученые смотрят на изменения состояний или характеристик объекта во времени и классифицируют сценарии этих изменений. В случае с образовательно-карьерными траекториями мы изучали, как сменяют друг друга стадии получения образования и состояния на рынке труда: учеба в школе, колледже, вузе, совмещение учебы в колледже (вузе) и работы, временная занятость, постоянная работа, неактивность и безработица.

Что выяснили

Оказалось, что для нынешних 25-летних характерны девять траекторий в образовании и на рынке труда. Сильнее всего эти пути отличает друг от друга длительность образования. В то время как 30% бакалавров и специалистов продолжает обучение в магистратуре сразу или через пару лет после окончания первой ступени образования, оставшиеся 70% просто выходят на рынок труда.

Вторая особенность — это длительность опыта работы как после окончания обучения, так во время него. По статистике более 60% студентов совмещают учебу и работу, но у оставшихся 40% такого опыта нет. В итоге опыт работы 25-летних людей, обучавшихся в школе, бакалавриате и магистратуре, оказывается очень разным — от шести лет до полного его отсутствия. Это отражается на их заработках и на том, насколько легко и быстро им удается получить постоянную работу.

Какие типы нашли

Тип первый. Одна ступень высшего образования и работа

Линейная траектория. Вариант, классический и традиционный на первый взгляд, в реальности встречается редко — линейной траектории следовали только 15% высокообразованной молодежи. После окончания 11 классов они поступили в бакалавриат, в вузе посвящали себя только учебе, а окончив его, сразу нашли постоянную работу, а не попали во временную занятость. Многие из них трудятся в сфере госслужбы и социальных услуг.

Линейная с совмещением. Главное отличие от первой — то, что представители этой траектории начали совмещать работу и учебу на старших курсах. Зачастую это связано с тем, что они живут в более крупных городах, значит, возможностей для работы у них больше. К 25 годам у них самый высокий трудовой доход — на 17 процентных пунктов выше среднего в выборке.

Карьерная траектория. Те, кто пошел по этому пути, тоже ограничились дипломом бакалавра, но вышли на рынок труда еще на первом курсе. Молодежь в этом треке преимущественно работает в сфере услуг, 21% имеют детей. На рынок труда они вышли скорее вынужденно — их школьная успеваемость, как и социально-экономический статус семьи, были ниже, чем у сверстников.

Тип второй. Длительное высшее образование и выбор пути

Фото: Дарья Гвоздева

«Длинным высшим образованием» ученые называют окончание не только бакалавриата или специалитета, но и магистратуры. Как выяснилось, чаще всего по «длинному» пути следуют выпускники вузов с более высокой успеваемостью в школе и математической грамотностью, а также более высоким культурным капиталом семьи. Среди выбравших длительное высшее образование больше тех, кто работает в отраслях, требующих высокой квалификации — промышленность, образование, и меньше тех, кто занят в сфере услуг. У «длинной» траектории есть четыре разновидности.

По длинной линейной траектории следуют те, кто после бакалавриата и специалитета поступил в магистратуру и впервые вышел на работу, поступив на вторую ступень образования. Многие участники траектории работают в промышленности, а также в образовании. Есть и те, кто после окончания бакалавриата и специалитета вышли на рынок труда на пару лет и, не прекращая работать, поступили в магистратуру — это представители реверсивной траектории.

Две другие траектории с «длинным» образованием — полные противоположности друг друга. Как известно, более 80% магистрантов работает во время учебы. Некоторые из них следуют длинной карьерной траектории, иначе их можно назвать «карьеристами». Участники этого трека начали работать с первого курса бакалавриата, как и в простой карьерной траектории, но работа не помешала им продолжить учебу и в магистратуре. Сфера их занятости соответствует их более высокой квалификации. «Карьеристы» — выходцы из семей с самым высоким социально-экономическим статусом и родительскими ожиданиями в отношении их образования. Это могло стать стимулом для более успешной образовательно-карьерной траектории.

Оставшиеся 20% представляют траекторию-исключение — это отложенная траектория, или отложенное взросление. До 24 лет участники этой траектории никогда не работали, не совмещали учебу с работой, а посвятили себя учебе, окончив сначала бакалавриат или специалитет, а затем магистратуру. Никто из них не имеет детей. Их выход на рынок труда пришелся на пандемийный 2020 год и «гладкого» перехода в постоянную занятость не случилось — многие из них попали на временную работу или находятся в неактивности. Доход тех, кто нашел постоянную работу, ниже среднего по выборке. Живут участники этой траектории в тех регионах, где сложнее найти работу.

Тип третий. Нетрадиционные маршруты

Среди всех траекторий выделяется нестабильная, или прекариальная. У участников этой траектории разный опыт получения образования. Большинство преодолели только одну ступень высшего образования, но часть продолжили обучение в магистратуре. Однако объединяет их специфика положения на рынке труда. Большую часть времени после окончания учебы выпускники работали на временной работе или неполный день. В пандемийный 2020 год более половины участников траектории находилось в нестабильном положении. Однако средние заработки тех из них, у кого работа была, лишь немного не дотягивали до средних по выборке. Среди участников этой траектории могли быть фрилансеры и самозанятые, поэтому нестабильность могла быть отчасти искомым, а не вынужденным состоянием.

Помимо традиционных маршрутов, по которым выпускники пришли в высшее образование, есть нетрадиционный — транзитный — трек. Его участники (преимущественно девушки — 75%) поступили в бакалавриат сразу после окончания колледжа на базе 9 классов. У них значимо более низкая успеваемость, как и культурный капитал семьи. Однако большинство из них живут в крупных городах с развитым рынком высшего образования, что облегчило поступление в вуз. На старших курсах они совмещали учебу с работой, и постепенно получили постоянные позиции. Трудовой доход в этой траектории ниже среднего по выборке на 20 процентных пунктов. Это связано с тем, что высшее образование они получили позже, и успели накопить более низкий уровень человеческого капитала. Однако их заработки выше, чем у тех, кто получил только среднее профессиональное образование.

К чему пришли

Исследование показало, на первый взгляд, очевидное: образовательно-карьерные траектории выпускников очень разные. Эти маршруты не сводятся к простым оппозициям: поступил в магистратуру или нет, совмещал работу и учебу или нет, находится сейчас в постоянной занятости или нет. Все устроено сложнее.

Путь «школа — учеба без работы — переход на постоянную позицию» больше не актуален. Учеба активно совмещается с работой как в бакалавриате, так и в магистратуре. Если в бакалавриате такой традиционный путь еще возможен, то в магистратуре он чреват сложностями при переходе в постоянную занятость.

На формирование образовательно-профессиональных траекторий влияют успеваемость и когнитивные способности, социально-экономический статус семьи, место проживания, выбранная специальность. По более длинным образовательным траекториям следуют те, чья успеваемость и социально-экономический статус были выше. Ранний выход на работу не всегда связан с более низкой успеваемостью и невысокими ресурсами семьи, а может быть карьерной стратегией с расчетом на более гладкий переход в постоянную занятость и высокую заработную плату.

Важно не спешить с выводами об успешности той или иной траектории, особенно применяя традиционную метрику заработной платы. Для капитализации образования необходимо время. К 25 годам часть молодежи только завершает образование и лишь начинает полноценно выходить на рынок труда. С другой стороны, зарплата не отражает всей сложности субъективного восприятия успешности траектории в образовании и профессии. У успешности есть спектр нематериальных метрик — социальная мобильность, самореализация, удовлетворенность работой и многое другое.

Понимание, насколько разнообразны траектории выпускников, позволяет лучше осознать свои особенности, предугадать их воздействие на жизненный и профессиональный путь, но не должно «закрывать двери» в ту или иную траекторию.

Источник: РБК

Будет интересно послушать:

С этим материалом также смотрят:

(Visited 50 times, 1 visits today)