Концепция социальной ответственности бизнеса коренным образом изменяет роль корпораций в капиталистическом устройстве экономики. Бизнес рассматривается теперь не только и не столько в качестве основного катализатора экономического прогресса, но также в качестве института, принимающего активное участие в поддержании социальной стабильности в обществе.

Новая роль бизнеса

Четкой трактовки термина ”корпоративная социальная ответственность” (КСО) до сих пор нет. Большинство определений описывают КСО как взаимовыгодное сотрудничество между бизнесом и обществом, в процессе которого бизнес берет на себя выполнение определенных обязательств.

Круг проблем, затрагиваемых КСО, включает в себя преимущественно социальные, экологические, а в последнее время и управленческие (взаимоотношение компании с инвесторами и акционерами) вопросы. Среди инструментов реализации КСО — программы развития сотрудников, осуществление социальных инвестиций, природоохранная деятельность, выстраивание взаимоотношений с местным сообществом и другие мероприятия, выходящие за рамки экономической деятельности компании, нацеленной на рост прибыли и повышение ее капитализации.

США являются законодателем моды в понимании социальной ответственности бизнеса. Основу современного подхода к этому явлению заложила опубликованная в 1953 г. книга американского экономиста Г.Боуэна ”Социальная ответственность бизнесмена”, где данный термин упоминается впервые. По мнению Боуэна, обязанностью бизнесменов является осуществление такой политики, принятие таких решений или следование той линии действия, которая отвечает целям и ценностям общества.

Феномен КСО уходит корнями в систему отношений между наемными работниками, бизнесом и государством — социальное партнерство. Анализ мировой практики позволяет выделить три разновидности социального партнерства, каждая из которых повлияла на формирование страновой модели КСО.

  • Первая (Бельгия, Нидерланды, Финляндия, Швеция) — предполагает активное участие государства в регулировании социально-трудовых отношений, происходящее на уровне страны, отрасли, отдельного предприятия.
  • Вторая (США, Канада, Япония, страны Латинской Америки, англоязычные страны Африки) — характеризуется регулированием социально-трудовых отношений на уровне предприятия и в значительно меньшей степени на уровне отрасли или региона. Роль государства заключается в принятии соответствующих законодательных и нормативных актов, рекомендаций и требований. В странах Северной Америки объединения предпринимателей предпочитают не вмешиваться в процесс социально-трудовых отношений на предприятии, однако принимают активное участие в законотворческой и политической деятельности.
  • Третья (Австрия, Германия, Франция, частично Великобритания) — объединяет черты двух предыдущих разновидностей. Так, согласно немецкой концепции социального рыночного хозяйства, основоположником которой был Л.Эрхард, государство вмешивается в социально-трудовые отношения, но при этом предприниматели и профсоюзы сохраняют автономию.

Развитие социально-трудовых отношений и социального партнерства привело к вполне конкретным результатам. Например, в индустриально развитых странах приняты и успешно функционируют общенациональные системы социального обеспечения, включающие обязательное социальное страхование. Одним из важнейших результатов совместных усилий представителей работников и государства стало сокращение рабочего дня, повышение минимальных размеров оплаты труда работников (что обеспечивает рост платежеспособного спроса населения) и т.д.

Европейская модель

Импульсом к дальнейшему развитию КСО на континенте стало создание в 1996 г. Европейского движения предпринимателей за социальную консолидацию (EBNSC), учрежденного при поддержке Генерального директората по вопросам занятости, производственных отношений и социальных вопросов Еврокомиссии. Существенную роль в становлении европейской модели КСО сыграл чрезвычайный саммит Евросоюза (Лиссабон, март 2000 г.), посвященный вопросам социальной сплоченности, экономического развития и занятости. Главы государств и правительств 15 стран приняли Специальное обращение по вопросам КСО, в котором отмечалось, что расширение социальной ответственности бизнеса является важным элементом экономических и социальных реформ, фактором повышения конкурентоспособности компаний. Во многих европейских странах законодательно закреплены обязательное медицинской страхование, пенсионное регулирование, природоохранная деятельность предприятий. Основные усилия в рамках КСО направлены на борьбу с безработицей посредством уменьшения текучести кадров, создания новых рабочих мест, осуществления региональных социальных бизнес-проектов.

Как показали исследования добросовестной корпоративной практики 500 европейских компаний, которое в 1999 г. по заказу EBNSC провела Warwick Business School:

  • 74% компаний-респондентов участвуют в решении проблемы занятости, 26% стремятся укрепить сферу образования и здравоохранения; д 94% компаний заявили, что имели финансовый выигрыш от мероприятий КСО, 95% компаний осуществляют постоянные социальные программы, а участие компании в качестве одной из сторон проекта происходит в 78% случаев;
  • почти все компании участвуют в программах КСО по коммерческим соображениям (большинство мероприятий включены в основные программы бизнеса — 69%);
  • в Германии и Дании большое внимание уделяется вопросам трудоустройства высвобождаемого сотрудника в той же компании (77%), тогда как в Великобритании удельный вес таких корпоративных социальных программ составил всего 13%;
  • в Великобритании доля мероприятий КСО в области развития местных сообществ в общем числе социально ориентированных программ составляют 41%; масштабные инвестиции в развитие местных сообществ осуществляют компании Бельгии, Испании, Италии и Франции.
  • Говоря о европейских тенденциях развития социальной ответственности бизнеса, следует коснуться опыта Нидерландов: с мая 2000 г. по декабрь 2002 г. здесь действовала финансируемая государством через специальные некоммерческие фонды программа ”Национальная инициатива устойчивого развития” под девизом ”От финансовой выгоды к выгоде устойчивого развития”.

Цель программы заключалась в достижении устойчивого развития в первую очередь благодаря устранению противоречий между интересами акционеров и остальных стейкхолдеров. В ее рамках в 19 голландских компаниях были осуществлены два проекта — внедрение КСО и маркетинг КСО.

Реализация программы выявила, что, во-первых, КСО может привести к увеличению добавленной стоимости предприятия (за счет повышения репутации компании среди собственных сотрудников и клиентов), а также росту творческого потенциала сотрудников и экономической эффективности (благодаря введению социальных и экологических новшеств). Кроме того, внедрение принципов КСО способствует повышению ответственности топ-менеджмента компаний, восприимчивости к общественным настроениям и т.д.

Особо следует выделить британскую модель КСО, для которой наряду с типично европейским вниманием государства и общества к социальной деятельности организаций характерны элементы инициации социальных программ частными компаниями. Немаловажно, что в британском правительстве учреждена должность министра по КСО, а в газете ”Таймс” еженедельно публикуются индексы социально ответственных компаний.

Американская модель

Американская модель КСО отличается от европейской:

  • во-первых, американский подход к правоприменению основан на принципах прецедентного права, тогда как в европейских странах законодательство более кодифицировано;
  • во-вторых, долгие годы социальные программы американского бизнеса реализовывались через благотворительные фонды, в Европе же, напротив, упор делался на адресные социальные программы и бизнес-проекты;
  • в-третьих, в США отношения в сфере труда построены на принципах индивидуализма, тогда как в Европе доминирует принцип коллективной солидарности; д в-четвертых, методы информационного сопровождения мероприятий КСО в США более разнообразны, нежели в Европе, однако на европейском континенте ”общий градус” КСО выше.

В 1996 г. по инициативе Конгресса США ассигнования некоммерческим организациям на период 1999-2002 гг. были сокращены на 90 млрд. долл., что привело к упразднению или существенному урезанию программ социальной защиты, ограничению субсидий на строительство жилья, снижению доступа к бесплатной медицинской помощи. Правительство США обратилось к бизнес-сообществу с призывом заполнить образовавшиеся лакуны, тем более что острота проблем, связанных с бедностью, наркоманией, алкоголизмом, бездомностью и т.п., не уменьшалась. Американский бизнес откликнулся, по-видимому, осознав, что инвестиции в школьное образование, развитие физкультуры и системы социального обеспечения способствуют формированию квалифицированных кадров и в конечном счете повышению конкурентоспособности национальной экономики.

Особенности становления российской модели КСО

Нельзя сказать, что формирование деловой этики в нашей стране началось с нуля: традиции дореволюционного предпринимательства оставили свой след в истории. Так, еще в 1912 г. российскими предпринимателями были сформулированы принципы ведения дел — уважение к власти, честность и правдивость, уважение прав частной собственности, верность слову и др.10 Стоит напомнить, что газета деловых кругов ”Биржевые ведомости” выходила под девизом ”Прибыль превыше всего, но честь превыше прибыли”. Среди русских промышленников и купцов были широко распространены благотворительность и меценатство (Морозовы, Мамонтовы, Алексеевы, Третьяковы, Щукины).

Попытки укрепить на государственном уровне нравственные основы предпринимательства в России отмечаются уже в XVIII в., когда российская Коммерц-коллегия начала издавать указы, регламентирующие правила торговли с иностранными купцами, а также принципы биржевой этики; предпринимались усилия по борьбе с нечестной торговлей. Распространенной практикой было общественное осуждение недобросовестных дельцов, что приводило к потере репутации и часто, как следствие, к их разорению. Честность и соблюдение торговой тайны выделялись в качестве основных принципов работы биржевых маклеров, что зафиксировано в ”Банковской энциклопедии”, изданной в 1916 г.

В начале 90-х годов вектор развития России радикально изменился. Отличительной чертой переходного периода стало избавление хозяйствующих субъектов от всякой социальной ”нагрузки”. Криминальный капитализм, господствовавший в стране, характеризовался полным отсутствием социальных обязательств бизнеса. Пока предприятия не встали на ноги и не добились первых успехов, о применимости концепции КСО вопрос даже не стоял. Заработная плата не выплачивалась месяцами, а сотрудники могли быть уволены после прохождения испытательного срока, в течение которого выплачивалась только половина предполагаемой в дальнейшем зарплаты. Однако по мере стабилизации экономики социальная ответственность бизнеса постепенно стала превращаться в фактор долгосрочной экономической эффективности и социальной стабильности.

За последние годы интерес к КСО значительно вырос; прежде всего это относится к крупным нефтегазовым и металлургическим компаниям. Важнейшим тормозом на пути утверждения КСО является ориентированность компаний на краткосрочную прибыль, а также отсутствие стабильной институциональной среды, что не позволяет предприятиям инвестировать в долгосрочные проекты (медицинское страхование работников, отчисления на улучшение условий труда и т.д.).

Тем не менее к нынешнему моменту КСО закрепилась в повестке дня многих организаций, которые осознают, что социально ориентированная деятельность способна принести экономический эффект. ”Хорошим тоном” в любой компании становится указание на соответствие условий труда Трудовому кодексу РФ. Более прогрессивная часть делового сообщества уже трактует КСО как систему управления рисками в рамках долгосрочной стратегии развития бизнеса и роста его стоимости на мировых финансовых рынках.

Общие для предпринимателей правила поведения, основанные на европейском опыте, начали разрабатываться в российских деловых кругах примерно с середины 90-х годов. Принят ряд профессиональных этических кодексов — ”Кодекс чести банкира” (1992 г.), ”Правила добросовестной деятельности членов профессиональной ассоциации участников фондового рынка” (1994 г.), ”Кодекс чести членов Российской гильдии риэлторов” (1994 г.), ”Кодекс профессиональной этики членов российского общества оценщиков” (1994 г.).

Особо следует выделить инициативу РСПП, в соответствии с которой в ноябре 1995 г. была принята ”Хартия бизнеса в России”, в которой декларировались принципы, исключающие обман, фальсификацию качества, возможность получения незаконных доходов и т.д. Члены РСПП подчеркивали, что в российской деловой среде созрело ”понимание того факта, что отечественному бизнесу нужны некие этические рамки, за пределами которых — беззаконие, попрание прав личности и в конечном счете крах экономики как системы цивилизованного обмена товарами, услугами и информацией”.

В 2004 г. была принята ”Социальная хартия российского бизнеса”, разработанная РСПП. В ней сформулирована общественная роль, миссия, ценности и цели корпоративного сектора. Принципы, изложенные в Хартии, касаются вопросов экономической и финансовой устойчивости, прав человека, качества продукции, взаимоотношений с потребителями, участия в развитии местного сообщества и экологической безопасности. ”Социальная хартия” подтвердила приверженность российских предпринимателей принятому в мировой практике пониманию корпоративной ответственности. На начало 2007 г. к этому документу присоединилось более 190 компаний и организаций, объединяющих 5 млн. работников.

В 2004 г. был опубликован Доклад о социальных инвестициях в России, подготовленный Ассоциацией менеджеров совместно с Программой развития ООН, в котором анализировалась роль бизнеса в общественном развитии.

За последние три-четыре года процесс освоения российским бизнесом принципов КСО принял необратимый характер. На данный момент основной задачей многих компании является поддержание практики составления нефинансовых отчетов, позволяющих получить представление о деятельности компании, а также о проводимых ею социальных мероприятиях.

Трансформация моделей КСО в условиях экономической нестабильности

Мировой экономический кризис вносит свои коррективы в экономическую и социальную деятельность компаний всех стран. Можно говорить о том, что происходит трансформация моделей КСО, так как часть мероприятий в рамках социальной ответственности приходится сворачивать по причине нехватки финансовых ресурсов. Приоритеты определяются целью выживания компании всеми возможными способами; многие предприятия и финансовые институты вынуждены обращаться за государственной помощью.

Следует подчеркнуть, что в условиях кризиса бизнес с трудом справляется со своей главнейшей задачей по отношению к обществу, а именно — с созданием рабочих мест и поддержанием конкурентоспособного уровня заработной платы.

Таким образом, с одной стороны, в системе социального партнерства происходит смещение инициативы в сторону государства, в то время как многие предприятия не способны к поддержанию даже минимальной социальной ответственности. С другой стороны, кризис, как лакмусовая бумажка, проявляет истинную приверженность компаний КСО-стратегиям. Кто-то идет на сокращение штата и снижение зарплат своим сотрудникам, а кто-то ищет новые способы оптимизации производства и снижения издержек при минимальных потерях человеческих ресурсов. Многие социально ответственные компании стремятся сосредоточить внимание на сохранении как можно большего количества рабочих мест, нередко за счет сокращения других социальных и экологических программ.

Социальная стабильность в стране сегодня напрямую зависит от того, смогут ли предприятия, прежде всего градообразующие, удержаться на плаву и следовать принципам социально ответственного поведения по отношению к своим работникам и партнерам по бизнесу.

Данная необходимость декларируется и на государственном уровне. В качестве примера можно сослаться на ситуацию, возникшую в Пикалево (Ленинградская область), где весной 2009 г. остановили работу три предприятия (”БазелЦемент”, ”ЕвроцементГрупп” и ”СевЗавПром”), не договорившиеся о ценах на сырье. Проблема была решена с помощью премьер-министра, приехавшего в город. В данном случае можно говорить о корпоративной социальной безответственности, когда восстановить справедливость без государственного вмешательства вряд ли удалось бы. К сожалению, таких ”пикалево” у нас сотни…

Для нашей страны, где гражданское общество еще не сформировано, где степень общественного самосознания остается низкой, добровольность КСО должна сочетаться с государственным регулированием социально ответственного поведения. Представляется, что государству следовало бы, во-первых, поощрять социально ответственные корпорации путем предоставления налоговых льгот и других форм государственной поддержки; во-вторых — поддерживать развитие фондов социально ответственного инвестирования; в-третьих — стимулировать появление квалифицированных кадров в области КСО.

Главная проблема концепции КСО в современных условиях заключается в преобладании коммуникативной функции КСО и социальной отчетности по сравнению с функцией стратегического управления компаниями и целенаправленного обеспечения устойчивого развития. Так или иначе, кризис — это время для осмысления и пересмотра терминологии, содержания и задач, связанных с КСО.

Источник: Журнал «Человек и Труд»

(Visited 136 times, 1 visits today)