Выгорание

Сегодня читая ленты социальных сетей вы, как и я постоянно встречаете неожиданные признания: «На карантине я работаю больше, чем в офисе», «Когда закончиться самоизоляция? Я не могу больше работать по 12 часов!», «На удаленке я все время работаю. А когда сажусь отдохнуть, меня терзает чувство вины, за то что я не работаю!».

Знакомо? О да! И ведет такая перегрузка и включенность 24/7 прямой дорогой к профессиональному выгоранию. И вот вы обнаруживаете себя в той точке пути, когда от некогда любимой работы вас просто тошнит. В прямом смысле. Что делать?

Синдром профессионального выгорания появился конечно же не сейчас. Но по традиции в России его не воспринимают всерьез. Многим из нас режим трудоголика помог достичь карьерных высот или успеха в бизнесе. Но помните: если жечь свечу с двух сторон это неизбежно окончиться печально.

Кстати, сегодня 12 мая, когда выходит эта статья ВОЗ Международный день предотвращения синдрома хронической усталости

Эффект выжившего

Отсутствие времени для занятий спортом — сущие мелочи по сравнению с тем, к чему еще может привести выгорание на работе, говорит менеджер по продажам с 15-летним стажем, а сегодня частный бизнес-инструктор Ольга Иванова. Работа по 15 часов в сутки, борьба за корпоративные награды и достойный уровень жизни «превратили в пепел» ее отношения с мужем и дочерью. «Меня засосала воронка результативности. Жизнь превратилась в расписанный ежедневник с планами на месяц вперед. Первый муж не выдержал такой конкуренции, брак развалился. Но я еще с большим усердием и самоконтролем двигалась вперед — ведь теперь я одна обеспечиваю ребенка», — вспоминает Ольга. После очередного рабочего подвига она пережила приступ высокой температуры и судорог, а приехавший врач поставил диагноз «нервное истощение». Она сделала перерыв в работе и обратилась к психологу. Это помогло: менеджер стала давать себе выходные и делегировать неприоритетные задачи подчиненным.

Высыпаться? Куда высыпаться?

Владимиру Масленникову,  вице-президенту финансовой группы QBF, друзья все чаще говорили, что за последние годы он «очень постарел», а управляющий директор  образовательного портала фармацевтов Pharmedu Татьяна Ходанович и вовсе чуть не погибла на курорте из-за подорванного стрессом иммунитета. Она начинала карьеру на заре «нулевых», когда, по ее словам, «работодатель мог уволить, когда захочет, и понятия переработки не было как такового». Такой режим привел к тому, что в первом за несколько лет отпуске Татьяна заболела брюшным тифом. Болезнь удалось победить, но после этого случая у нее произошла переоценка ценностей — с тех пор она закрывает ноутбук ровно в 19 часов и четко разделяет работу и отдых. «Нужно было оказаться на грани жизни и смерти, чтоб пересмотреть свои взгляды и уже наконец жить», — вздыхает Татьяна.

Добежать марафон

Самое страшное в выгорании то, что темная сторона самодисциплины неочевидна — постоянное повышение собственной планки выглядит как личностный рост и поощряется обществом, говорит Екатерина Уколова, владелица компании по созданию и развитию отделов продаж Oy-li. «Серьезно взялась за собственную дисциплину я в 18 лет — начала ставить жизненные цели, одной из которых было нарастить ежемесячный доход до 300 000 рублей. Сейчас эта цифра превышает 4 млн рублей, но это стоило мне и бессонных ночей, и колоссального труда», — рассуждает Уколова.

А вот вам в тему — МАСТЕР-КЛАСС «Семья и работа: как найти баланс?»

Цели ставить нужно, и амбиции — это прекрасно, но нельзя путать их с паранойей, предостерегает соосновательница сервиса аренды вещей Next2U Екатерина Крайванова. «Работать надо не много, а хорошо. Нужно действовать согласно правилу Парето, когда 20% усилий должны приносить 80% результата», — советует она.

Рассуждать о правильном балансе работы и личной жизни легко до первого аврала на работе, замечает Марина Малашенко, HR-директор сервиса для планирования путешествий OneTwoTrip. По ее словам, почти на каждого управленца по крайней мере раз в несколько месяцев падает задача, которая требует максимальных усилий. Если ее выполнение сулит весомый для компании результат, пренебрегать ей нельзя — ради того, чтобы заключить судьбоносный контракт, можно и не поспать пару ночей. Главное — не возводить эту практику в привычку: «Такие случаи — спринт, а вся наша жизнь — марафон. Спринт должен принести ощутимую отдачу, но после него обязательно нужно восстановиться, чтобы найти силы продолжать бежать свой марафон».

Сегодня, находясь в самоизоляции — самое время провести переоценку ценностей: вам действительно ТАК нужен этот контракт? Именно ЭТА работа делает вас счастливым? С КЕМ вы хотите быть через 10 лет? И хватит ли у вас СИЛ дожить до этого финала?

В материале использованы материалы статьи «Кукушечка поехала» , Ильмира Гайсина, Валерия Житкова, сайт Forbes.ru

(Visited 94 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *