Почему компании уделяют внимание КСО, является ли это еще одним PR-инструментом и как отражается на имидже? Используют ли КСО для greenwashing — отмывания репутации с помощью экологичного позиционирования? Как отражается на имидже компании политика КСО, которая не связана напрямую с основным бизнесом? И удается ли адресовать КСО к реальным проблемам отрасли компаний? Об этом и многом другом рассказывает вице-президент по развитию КРОС Ксения Трифонова.

Понятие «КСО» очень тесно связано с понятием «устойчивое развитие», и говорить об одном без привязки к другому не имеет смысла. Устойчивое развитие включает, помимо корпоративной социальной ответственности, целый ряд блоков, о которых компании должны заботиться. В частности, это качество корпоративного управления, бережливое производство и связанные с ним вопросы экологии. При этом в международной практике есть система оценки устойчивости компании, которая даже учитывается инвесторами во время IPO и заключения каких-либо сделок. Для российского рынка на данный момент тема устойчивого развития не очень актуальна. Однако те компании, которые не задумываются об устойчивом развитии в целом и корпоративной социальной ответственности в частности, в будущем рискуют проиграть.

Узнайте больше о корпоративном волонтерстве и благотворительности на курсе «Менеджер по внутренним коммуникациям«.

КСО как PR-инструмент

Продвижение инициатив корпоративной социальной ответственности, конечно, часто попадает в общий PR-план компании. И для многих компаний это действительно существенные, весомые информационные поводы, которыми они гордятся. Но сейчас на российском рынке все меньше компаний, которые используют корпоративную социальную ответственность исключительно как PR-повод. В принципе, этот этап уже пройден, и в основном российским компаниям КСО нужна для поддержания отношений с локальными, региональными органами государственной власти или той или иной группой стейкхолдеров, на которую они ориентированы

Положительные примеры использования КСО как PR-инструмента, безусловно, есть. Приведу мой любимый кейс последнего месяца. Мы все знаем, что в рамках программы корпоративной социальной ответственности «Макдоналдс» каждый ноябрь отправляет в свой благотворительный фонд все сборы от продажи их продуктов за один день. Это очень хорошая, позитивная традиция, которую в этом году поддержал их прямой конкурент «Бургер Кинг» — в этот день он отказался от продажи своего самого популярного бургера «Воппер» и призвал своих клиентов отправиться в «Макдоналдс». Таким образом обе компании получили не только достойное PR-освещение их КСО-активности, но и принесли настоящую пользу обществу через пополнение благотворительного фонда Роналда Макдоналда.

КСО и greenwashing

В современном мире и с точки зрения цифровизации, и с точки зрения большого количества групп интересов, которые есть вокруг каждой темы, такие вещи как greenwashing в принципе становятся затруднительны. Объясню, почему. Совсем недавно, буквально месяц назад, в октябре, представительство Greenpeace России опубликовало список компаний — лидеров по загрязнению окружающей среды пластиковой упаковкой. Естественно, любые активности со стороны компаний, которые просто направлены на какой-то PR-эффект и создают дымовую завесу, разбиваются в пух и прах одним таким отчетом, одной такой публикацией. И, в общем-то, очень крупные корпорации попали в этот список, но не все нашли в себе силы ответить конструктивно и описать меры, которые они предпринимают для того, чтобы снизить загрязнение окружающей среды.

КСО и основной бизнес

КСО-политика компаний в основном связана с направлением их бизнеса. Хотя, на первый взгляд, взаимосвязь может быть не очевидна. Например, КСО-политика IBM, которая связана со строительством школ. Строительство школ — это часть стратегии IBM, потому что в современном мире компания такого масштаба не может быть просто софтверной или хардверной, так как это будет априори проигрышной стратегией. Компании размера IBM становятся экосистемными, и экосистема IBM связана с образованием, наукой, движением человечества вперед. Соответственно, в этом смысле строительство школ, то есть создание среды, где дети могут развиваться, могут не только пользоваться компьютерами, но и изучать разные науки, вполне вписывается в стратегию глобальной корпорации и является отличным проектом.

В Школе внутреннего коммуникатора есть целый видео-курс, посвященный КСО — «Корпоративная социальная ответственность: от стратегии до результата«.

КСО и реальные проблемы отрасли

Адресовать КСО к реальным проблемам — это вообще очень большой вызов и большая сложность. Я всегда говорю, что между внешними коммуникациями компании и ее деятельностью всегда есть некий разлом. И, в общем-то, управление размерами и глубиной этого разлома — и есть основная задача тех людей, которые отвечают за, скажем так, гуманитарную оболочку любого бизнеса. Это и проекты КСО, и проекты устойчивого развития, и проекты, связанные с внешними коммуникациями.

Большинство компаний не обращаются к сложным проблемам, которые связаны с их бизнесом. Честно говоря, мне в голову приходит только несколько успешных кейсов адресации. Это Unilever, который через свой бренд Dove озаботился проблемой шейминга молодых девушек и женщин и запустил совместно с Getty Images и Girlgaze масштабную социальную кампанию #ПокажитеНас (#ShowUs). Она призвана бороться за разнообразие женской красоты в медиа и рекламе. Проект призвал крупнейшие рекламные агентства и медиа отказаться от использования слишком отфотошопленных, слишком идеальных моделей. Второй кейс — это Tiffany, которая стала каждое свое изделие сопровождать информацией о том, где, кем и когда добыт камень, использованный в изделии. Это — ответ на обвинение в том, что компания использует камни, кровавые бриллианты, добытые в том числе с использованием детского труда в Африке.

Таких примеров немного, но они уже есть. Компании, которые не обратятся к реальным проблемам в своей КСО-активности, обязательно понесут имиджевый ущерб или в лучшем случае не заработают новых имиджевых очков. А все связано с очень простой ситуацией, которая сложилась в мире: это ситуация тотального недоверия. Если посмотреть на международное исследование Edelman Trust Barometer, то как среди информированной, так и среди широкой публики наблюдается очень низкий уровень доверия вообще ко всем институтам: от органов государственной власти до некоммерческих организаций. И уровень доверия к бизнесу очень сильно падает.

При этом есть исследования, которые фиксируют, что потребители готовы покупать продукцию у тех компаний, которые озабочены решением международных глобальных проблем человечества или каких-то их частей. И этот запрос будет расти и расти. Если посмотреть на теорию поколений и ожидания поколения Z, которое сейчас подрастает и становится платежеспособным, то как раз у них этот запрос очень силен. Запрос на этичность, корректное, правильное поведение и справедливость. И именно поиск справедливости со стороны аудитории и поиск доверия аудитории со стороны компаний подталкивают последних начать обращать внимание на реальные проблемы. А те, кто не обратят, просто не выиграют эти очки.

Источник: vc.ru

(Visited 218 times, 1 visits today)