82293380Промышленный регион, в классическом понимании, зиждется на традициях, на приверженности самобытной идее. И наоборот, технократический подход в промышленности, приводящий к общему знаменателю производство и потребление, действительность и рациональность, дает «выхлоп» в виде революционно новых идей.

Но новых только в рамках русла запрограммированного развития.

И тот, и другой тип представлен в нашем крае достаточно широко: с одной стороны традиционность «Пермских моторов» и Мотовилихинских заводов, с другой крайняя рациональность филиалов транснациональных корпораций (ТНК) в Пермском крае.

Историческая память тех и других различна по своей сути. У одних «встраивание в регион» заглушается интересом региона базирования ТНК и всей сети, у других самобытность и «местечковость», в хорошем понимании времени и места, являются сильной самоидентификационной направляющей развития.

 

Обращение к корням своего предприятия — неизменный показатель роста корпоративной культуры. Развитие этого направления жизни организации, атрибут «взрослости», осмысления своей корпорации, через ее культуру, память, историю. Узел этой деятельности, как правило, приходится на корпоративный музей, несущий в себе функции сохранения культуры и традиций того или иного предприятия, обучения.

Естественно, если возникает потребность в корпоративном музее, кто-то должен заниматься его созданием. В Прикамье единственной компанией, занимающейся организацией подобных музеев является Рекламно-политическое агентство «Кучер» (уникальное портфолио агентства насчитывает около 10 музейно-выставочных проектов).

Как и почему появляется такой музей? Откуда берется потребность в его создании? Как он создается? На эти и другие вопросы мы попросили ответить генерального директора РПА «Кучер» Григория Куранова.

— Григорий Владимирович, когда РПА «Кучер» приступило к реализации проектов по созданию корпоративных музеев?

— Впервые мы взялись за создание музейной экспозиции в 2002 году. Тогда планировалось на базе дегустационной комнаты завода «Пермалко» организовать мини-музей. Мы начали первичную работу: подготовили и утвердили концепцию, дизайн-проект, приступили к сбору материалов. К слову, материал мы собрали поистине уникальный: коллекционные бутылки «Смирновской», несколько очень редких мерных кружек, большую коллекцию этикеток от вин и водки производства завода, но, к сожалению, оформить музей не успели — у завода сменился собственник.

Вторым музеем стал музей завода «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез», третьим — музей «Соликамскбумпрома». Самым большим проектом является музей «ЛУКОЙЛ-Пермь», посвященный истории пермской нефти.

Отдельная история связана с музейной экспозицией завода «Минеральных удобрений». Это достаточно молодая организация, насчитывающая около двух десятков лет своей истории. С момента образования производство минудобрений существовало в рамках производственного объединения «Пермнефтеоргсинтез», и часть их фондов осталась там, поэтому экспозицию приходилось создавать практически с нуля. При этом существовал ряд сложностей — проблематично было выстроить концепцию организации с небольшой историей, а показывать только сегодняшние события — это формат стенгазеты, а не музея. Но мы справились — экспозиция получилась довольно интересная. 

perm2  perm3
Музей ООО «ЛУКОЙЛ
-Пермнефтеоргсинтез».

Музейная экспозиция
завода «Минеральных удобрений».

 Что же касается Музея пермской нефти, то он интересен, в первую очередь, тем, что при его создании мы впервые организовали настоящую экспедицию по деревням и поселкам. Надо сказать, что результаты ее были впечатляющие — мы собрали очень много уникальных экспонатов и получили огромный экспедиционный опыт.

— Как получилось, что РПА «Кучер» занялось организацией корпоративных музеев? Пришел заказчик и сказал, что ему это интересно? Либо это была Ваша инициатива, поскольку вы являетесь коллекционером?

— Мы, когда работаем с клиентом, стараемся делать для него всё — предоставлять полный комплекс услуг. Да, начинали мы с выборов, затем к этому приложились пиар и реклама, информационное обеспечение: сопровождение и безопасность. Естественно, к этому добавилась сувенирная продукция, event-направление. В этом ряду корпоративный музей — логичная составляющая. При этом мой 20-летний опыт коллекционирования антиквариата и понимание того, что такое наследие, и внутренняя потребность сохранения этого наследия, сыграли свою роль.

Как я сформулировал для себя позже, национальная идея для меня — это духовность и патриотизм. Духовность — в широком смысле слова, вне зависимости от конфессиональной принадлежности, основа существования. Патриотизм — это то, что движет человеком — любовь к Родине и родным, гордость за свою Родину и за своих близких.

Таково мое понимание. Наверное, я не первый и точно не единственный, кто высказывает такие мысли. Концентрация духовности и патриотизма в чистом виде проявляется в музее, будь он музеем завода или художественной галереей.

Это мои мысли из сегодняшнего дня, а на тот момент мне просто было интересно взяться за эту работу. При этом мы решали две задачи — сохранение истории и повышение прибыли предприятия. Музей, как и любой другой участок завода, должен приносить прибыль, пусть и опосредованно.

В дальнейшем пришло понимание того, что музей — не столько пиар, сколько место сохранения корпоративной культуры, место, где к ней можно приобщиться. В данный момент — это направление нашей работы наиболее востребованное, несмотря на кризис, и перспективное.

— Есть ли у Вас самый любимый музей?

— Нет, говорить о том, что есть любимый нельзя. В каждом музее есть что-то особенное. Понятно, что музей, как и любой проект, зависит от двух аспектов. Если тебе заказчик дал задание и заплатил, ты, конечно, сделаешь музей, хороший и качественный. Но если заказчик еще сам хочет воплотить какие-то свои задумки, получается качественнее.

С одной стороны, это сложнее — приходится делать двойной отбор оформления экспозиции, где-то даже менять концепцию, но в итоге получается превосходный продукт. В этом плане, я считаю, что особенно наш последний проект — Музей истории пермской нефти — получился таким успешным благодаря двусторонней работе. И именно креатив и требовательность начальника центра общественных связей ОАО «ЛУКОЙЛ-Пермь» Алены Булатецкой позволили получить превосходный результат.

— Вы сказали, что музей — это не только пиар, но еще и национальная идея. Только у Вас такое понимание или у заказчиков оно тоже присутствует?

— Музей — это не национальная идея, это одно из проявлений национальной идеи. А заказчикам я такой вопрос не задавал, это мое личное отношение к музейному делу.

— Но что-то похожее на Вашу национальную идею чувствуется в мотивах заказчика?

— Чувствуется, конечно. Я не знаю, в каких терминах они это формулируют, но такое же отношение у них есть. Они гордятся историей предприятия, они сохраняют и приумножают его традиции. У них чувствуется уважение к людям, создавшим и развивающим их предприятие.

— В Ваших музейно-выставочных проектах задействована отдельная команда, или на каждый новый проект требуются и набираются новые специалисты?

— Работает команда. Конечно, сложилась она не сразу — потребовалось определенное время. Она достаточно разноплановая: в нее входят историки, дизайнеры, монтажники. Вот уже более 5 лет нашим научным консультантом является заслуженный работник культуры, директор Музея истории ПГУ — Александр Стабровский. Понятно, что такое длительное и плодотворное сотрудничество дает в результате высокое качество и эффективность проектов.

— А на чем держится команда?

— Как в любом проекте, все зависит от руководителя. В данном случае руководитель музейных проектов Ирина Адольфовна Сальникова. Безусловно, ее заслуга велика и в продвижении этой группы деятельности в агентстве, и в создании каждого музея. Она не только силы, но и душу вкладывает в свою работу. Для нее каждый музей — ребенок.

Что касается организации музея «под ключ», то наше агентство выполняет полный цикл: разработка идеи и концепции, визуальное наполнение, сбор и обработка материалов. И последнее — изготовление необходимых экспонатов и оборудования.

А учитывая, что современный музей — это не просто набор вещей, это визуальная и текстовая информация, мультимедийные комплексы, работающие модели будь-то диорама или макет, производство которых, по большей части, не наш профиль, нам пришлось в свое время создать производственные площадки на базе нашего РПА. Полный цикл в нашем случае — это гарантированное качество, за счет того, что мы не привлекаем никого со стороны, используя только своих опытных сотрудников, которые уже «набили шишки» на музейно-выставочной деятельности и многому научились и, одновременно, снижение стоимости проекта, мы не переплачиваем субподрядчикам.

Огромный плюс — это наш творческий коллектив. Поскольку все наши сотрудники хотят расти в профессиональном плане, в каждом проекте они придумывают что-то новое, поэтому у нас нет тиражирования — каждый музей или выставка получаются уникальными и штучными.

perm4 perm5

Макет-реконструкция
куста полазненского «морского»
нефтепромысла. Музей пермской нефти
ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь».

Макет первой «пермской скважины».
Музей пермской нефти
ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь».

 

perm6
Масштабно-макетная диорама полного технологического цикла
нефтегазо-добыча-нефтегазопереработка-транспортировка-сбыт.
Музей пермской нефти ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь».

— Получается, что Вы продолжаете учиться и расти?

— Мне очень повезло по жизни, я часто и много общаюсь с успешными людьми. Они все разные, но у них есть одно общее качество — они не перестают совершенствоваться. Как только человек останавливается в своем развитии, он моментально выпадает из жизни. Успеха достигает тот, кто постоянно учится. Как сказал И.Кэрролл, для того чтобы оставаться на месте — нужно бежать, для того чтобы бежать — нужно быстро бежать. Мы бежим очень быстро. Мы вкладываемся в обучение своих специалистов, и результаты этого обучения видны практически сразу. Мы все время учимся и все время растем. Растет и эффективность наших проектов для заказчика

— Закономерно после качества спросить о стоимости. Насколько дорого музейный проект обходится заказчику?

— Это зависит от того, что заказчик хочет получить на выходе — какое воздействие на посетителей произвести. Цена в данном случае не показатель. Мы делали бюджетные проекты, которые по силе воздействия оказывались не слабее, чем дорогие. Понятно, что это зависит от размера самого помещения под музей. В принципе, даже небольшое предприятие может себе позволить оформить 1-2 комнаты из тех предметов, которые у них есть. Цена нашего среднего музейного проекта во много раз меньше той, о которой принято думать.

— Что является Вашим преимуществом — низкая цена или высокое качество?

— И то, и другое. Просто мы при одинаковой, либо даже более низкой, цене обеспечиваем лучшее качество. Причина этого в том, что мы по всем, и не музейным проектам, тоже работаем от оборота — у нас низкая наценка. Что же касается других организаций PR и рекламных, то они берут за свою работу больше из-за того, что делают всего 1-2 крупных проекта в год и вынуждены на это весь год и жить.

— Вы чувствуете конкуренцию на региональном уровне в создании корпоративных музеев?

— Нет, я ни разу не слышал о том, чтобы какая-то организация в Перми занималась созданием таких музеев. Более того, когда оформлялся Пермский краеведческий музей, приглашали организации со стороны (из другого региона — прим. ред.).

Если говорить о выставках, то в нашем регионе есть 2-3 компании, которые занимаются организацией и проведением выставочных мероприятий. Но, кроме Пермской ярмарки, такие масштабные выставки, какие делаем мы, не делает никто.

perm7
Выставка, посвященная 15-летию НК «ЛУКОЙЛ».

 

perm8
Выставка, посвященная 25-летию ГАЗПРОМ Трансгаз Чайковский

 

  — Что касается российского масштаба — есть ли у Вас какой-то обмен опытом с компаниями, работающими в других регионах страны?

— Мы перфекционисты и любим быть лучшими. Естественно, для роста компании мы поглядываем на остальных — ходим по российским музеям и выставкам. Где-то мы учимся, где-то понимаем, что смогли бы сделать лучше, чем наши коллеги в этой сфере, причем с тем же бюджетом. Иногда приходится сталкиваться с откровенной халтурой.

Мы, в свою очередь, не ограничены территорией Прикамья. Многие наши проекты осуществляются в других регионах. Например, сейчас у нас заключается контракт в Поволжье, велика вероятность того, что там мы будем создавать в т.ч. и музей.

Если говорить о работе за пределами края, то я считаю, что наша организация в своей нише пиара и маркетинга и сопутствующих услуг едва ли не единственная продает свой продукт за пределами региона.

— Вы сказали, что даже при оформлении Краеведческого музея приглашались люди из другого региона. Вам не обидно, что несмотря на Ваш опыт, пригласили не Вас?

— Нисколько не обидно. Это нормальная конкуренция и это должно происходить в каждой сфере и в каждом регионе. Нашим ответом является то, что уже мы, в свою очередь, приезжаем в другой регион и под носом у конкурентов делаем свои проекты лучше и дешевле, чем они.

— Насколько Вы востребованы в Пермском крае, приходится ли Вам отказывать заказчикам из-за вашей занятости?

— Я считаю, что по направлению музейно-выставочной деятельности мы находимся в состоянии, близком к идеальному, т.е. у нас нет простоя, но и нет сильной перегруженности. Где-то заканчивается монтаж одной выставки или музея, а в другом месте начинается разработка концепции следующей. Понятно, что этими этапами занимаются разные команды, разные люди, поэтому совмещать два проекта вполне возможно.

— А по новым музейным проектам в Пермском крае можете что-то рассказать?

— У нас в работе есть проект крупного корпоративного музея, мы уже согласовали его концепцию. В данный момент над проектом работают дизайнеры — идет разработка залов, экспонатов, т.е. мы уже перешли к визуализации.

— Сколько времени занимает создание музея?

— От полугода до 2 лет. В первую очередь это зависит от помещения и от сложности требующегося ремонта. Создание самого музея-экспозиции занимает 6-9 месяцев, параллельно идет ремонт помещения.

— Напоследок, вопрос, связанный с одним из Ваших увлечений — пивной атрибутикой, — планируете ли Вы организовать музей пива на базе какого-нибудь пивоваренного завода?

— У нас есть уникальный материал для пивного музея, коллекция-рекордсмен по версии «Книги рекордов России», пивные бутылки XIX – XX веков, мерные пивные «кабацкие» кружки и т.д., а идея организовать музей при пивном заводе просто носится в воздухе. Вроде бы, всё есть — материал, понимание, опыт, но не доходят руки сформировать концепцию и переговорить с кем-нибудь из заказчиков.

perm9
Григорий Куранов и Надежда Беляева у стенда экспозиции, посвященной пивной атрибутике.

Есть и сложности с самими заводами. У крупных пивоваренных предприятий России с большой историей свои музеи пива есть. Те же пивовары, у которых нет своего музея, пока не имеют желания его создать или просто пока не думают об этом.

 

Иточник — http://prm.ru

(Visited 14 times, 1 visits today)