Имеет ли право офисный работник на индивидуальный стиль в одежде?

Вместе с капитализмом в русском языке появилось слово «дресс-код». На данном этапе задача руководства компаний убедить подчиненных, что дресс-код – это не ущемление личной свободы и не прихоть генерального директора. Но вот какие задачи призван решить дресс-код? Способен ли дресс-код решить задачи бизнеса? Что плохого в том, что в офисе, где люди проводят львиную долю своей жизни, находятся те, кто одет в то, что им нравится, а не в то, что предписано корпоративными правилами?

Радиостанция  Finam.fm. программа «Все по-взрослому»
Гости: ЛЮДМИЛА ДУДОРОВА, генеральный директор консалтинговой компании «Имидж персонал», ВЛАДИМИР ХИМАНЫЧ, директор по персоналу компании «Майкрософт», и АРТУР АВДЕЕНКО, директор по персоналу компании «Ситроникс»
08/09/2008

МАНДРОВА: Добрый вечер, дорогие друзья! В эфире программа «Все по-взрослому», и с вами я, Наталья Мандрова. Сегодня мы будем говорить о корпоративном дресс-коде. Имеет ли право офисный работник на индивидуальный стиль в одежде? Вместе с капитализмом в русском языке появилось слово «дресс-код». На данном этапе задача руководства компаний убедить подчиненных, что дресс-код – это не ущемление личной свободы и не прихоть генерального директора. Но вот какие задачи призван решить дресс-код? Способен ли дресс-код решить задачи бизнеса? Что плохого в том, что в офисе, где люди проводят львиную долю своей жизни, находятся те, кто одет в то, что им нравится, а не в то, что предписано корпоративными правилами? Вот те вопросы, которые мы обсудим сегодня с нашими гостями. Представляю их: это Людмила ДУДОРОВА, генеральный директор консалтинговой компании «Имидж персонал», Химаныч Владимир, директор по персоналу компании «Майкрософт», и Артур Авдеенко, генеральный директор, ой, директор по персоналу – простите, пожалуйста, Артур, – директор по персоналу компании «Ситроникс». Ну, желаю вам повышения по службе. Добрый вечер!

ДУДОРОВА: Здравствуйте!

АВДЕЕНКО: Добрый вечер!

МАНДРОВА: Когда я думаю о дресс-коде, я вспоминаю фильм «Служебный роман». Помните, там героиня главная, главная героиня носит неброский коричневый костюм и прячет лицо за массивными такими вот очками в роговой оправе? И вообще она выглядит как бесполое существо. Но зато у нее есть одно преимущество: она очень нравится в министерстве, ее там очень ценят. Вот мое представление, может быть не сильно профессиональное, но все-таки – это идеальное воплощение корпоративного дресс-кода. Деловой стиль не отвлекает от работы, нет никакого намека на возможность неформальных отношений с обладателем этого дресс-кода. Вот, Людмила, вы как? И как женщина и как консультант по стилю, вы с этим согласны?

ДУДОРОВА: Я, наверное, соглашусь, действительно в том, что деловой стиль помогает работать. Собственно говоря, это наша рабочая одежда для тех людей, которые ходят в офис в деловом стиле, да? Они должны по роду своей деятельности. С одной стороны, это не отвлекает от дела, которым мы занимаемся, с другой стороны, это именно деловой стиль несет отпечаток профессионализма, что ли, да? То есть мы не можем встречаться, ну, это норма делового этикета, да? То есть мы встречаемся с людьми в деловой одежде. Это наш рабочий как бы костюм.

МАНДРОВА: Вы согласны, Владимир, Артур?

ХИМАНЫЧ: Мне кажется, что на работе, так же как и в любой другой ситуации, человек должен одеваться сообразно ситуации. И по сути не имеет значения, находитесь ли вы на работе, находитесь ли вы с друзьями где-то в свободной обстановке. Мне кажется, надо, что подходит к этой ситуации.

МАНДРОВА: Но вы сейчас приехали в рубашке поло и в джинсах, как я помню. Вы приехали с работы?

ХИМАНЫЧ: И в белых кроссовках… Я зашел домой, но я точно так же хожу на работу. Если вы заедете в наш офис – кстати, приглашаю вас посетить наш офис, – вы увидите, что наш GM, генеральный менеджер, ходит в джинсах в футболке…

МАНДРОВА: Не мешает в московском офисе «Майкрософта» такая форма одежды?

ХИМАНЫЧ: Вы знаете, если… не мешает любая одежда. То есть если вы приезжаете в костюме, то, по всей видимости, у вас есть встреча внешняя с клиентами, с заказчиками. Если вы приезжаете в джинсах, то это означает, и это видно по вашей одежде, что вы проводите время в офисе. Летом, в теплую погоду, как сегодня, например, вы можете заметить иногда сотрудников в шортах.

МАНДРОВА: Очень интригует. Очень интригует, потому что принято считать, что дресс-код – это такое нерусское изобретение. Это вот пришло откуда-то оттуда, из-за океана. Артур, а вы что скажете, ваши сотрудники ходят в шортах на работу?

АВДЕЕНКО: Нет, наши сотрудники на работу в шортах не ходят…

МАНДРОВА: А почему? Сейчас же жарко…

АВДЕЕНКО: Наверное, это было бы не совсем сообразно ситуации, то, о чем говорил Владимир. Я бы, наверное, добавил, что дресс-код, принятый в компании, он, конечно же, является важной частью формирования общекорпоративного имиджа работников и компании в целом. Есть различные компании, и в зависимости от индустрии там принята та или иная форма одежды. Например, очевидно, что в банковской сфере дресс-код будет гораздо более жестким…

МАНДРОВА: Да…

АВДЕЕНКО: Чем в хай-тек компании…

МАНДРОВА: Согласна.

АВДЕЕНКО: В IT компании. Видимо, потому что образ банковского служащего, который участвует в процессе распределения, либо…

МАНДРОВА: Вообще хранения. Самого-самого дорогого.

АВДЕЕНКО: Да-да-да, вот именно такого жесткого, серьезного, консервативного подхода к внешнему виду.

МАНДРОВА: Да. Владимир, скажите мне, пожалуйста, вот вы, когда принимаете человека на работу, вы смотрите на его внешний вид?

ХИМАНЫЧ: Вы знаете, момент приема на работу – это все-таки немножко формальный момент.

МАНДРОВА: Такая самопрезентация…

ХИМАНЫЧ: Да. Вспоминая себя в момент приезда в компанию…

МАНДРОВА: То есть я так понимаю, что человек, который пришел в шортах, он вполне может получить работу в вашей компании. Ну, если он пришел в костюме…

ХИМАНЫЧ: Вы знаете…

МАНДРОВА: И в галстуке…

ХИМАНЫЧ: Вы знаете, вспоминая себя в первый момент, на моем первом интервью, я приехал в офис в костюме и в галстуке и чувствовал себя некомфортно. Потому что все люди, с которыми я встречался, выглядели именно так, как вы сказали: рубашка поло, джинсы. В общем, было понятно, что на второе интервью ты приезжаешь совсем по-другому. И это действительно тот настрой, на который мы настраиваемся, и некоторые аппликанты, которые приходят к нам на собеседование…

МАНДРОВА: Вы только не сыпьте тут, пожалуйста, не нашими словами…

ХИМАНЫЧ: Да, извините…

МАНДРОВА: Кто такие эти аппликанты ужасные?

ХИМАНЫЧ: Сотрудники потенциальные, которые приходят к нам на первое интервью, рассказывали мне потом, что приходили заранее, накануне, смотрели, как одеты люди в компании, и на следующий день уже приезжали сообразно этому. Безусловно, это не является каким-то плюсом или минусом в момент трудоустройства, но такое интересное наблюдение я сделал.

МАНДРОВА: Артур, а вы смотрите на сотрудника, на его внешний вид? Если человек приехал в рубашке поло, как вы думаете, он настроен на серьезную работу в вашей компании?

АВДЕЕНКО: Я думаю что это, разумеется, не исключено, он мог приехать на собеседование, вернувшись из командировки, я обязательно попытаюсь как-нибудь выяснить, почему он решил приехать именно в рубашке поло. Но мне кажется, логично и вполне адекватно приехать на первое собеседование, выбрав костюм и, может быть, галстук, а уже дальше, на следующее собеседование, действительно приноровиться к тому стилю, который человек разглядел в компании.

МАНДРОВА: А как вообще в вашем офисе люди одеваются скорее?

АВДЕЕНКО: Как правило, костюм и галстук, да.

МАНДРОВА: Даже те подразделения, которые ориентированы на творчество?

АВДЕЕНКО: Ну, у нас все подразделения так или иначе ориентированы на творчество. Но дело в том, что у нас очень большая компания, и в ней в том числе и производственные подразделения, и там форма одежды несколько другая. В управляющей компании это, безусловно, костюм и галстук.

МАНДРОВА: Вот, Людмила, видите, какие разные точки зрения, какие разные ситуации в двух компаниях. Компаниях, в общем-то, как мне кажется, где-то, наверное, даже близких по деятельности и так далее. Вот как вы вообще объясните такое различие?

ДУДОРОВА: Различие в чем? В том, что…

МАНДРОВА: В подходах…

ДУДОРОВА: Более жесткий, более мягкий стиль?

МАНДРОВА: Да, да…

ДУДОРОВА: На самом деле корпоративный дресс-код складывается из нескольких вещей. Когда мы проводили исследования, то большинство народа сказали, что на дресс-код влияет личность руководителя. То есть тот посыл, который несет руководитель. Если он придерживается вот такой деловой среды, вот именно такого стиля, да?

МАНДРОВА: Общепринятого делового стиля в одежде, вы имеете в виду?

ДУДОРОВА: Именно в одежде, да. Поскольку это соответствует деловому этикету в том числе, да? Соответственно он это будет транслировать, и его следующие менеджеры будут транслировать, да, вот это – с одной стороны, да? Поэтому, возможно, именно в этом и заключается здесь разница между этими компаниями, хотя я не знаю там, в чем дело. При этом я могу заметить, что многие компании, связанные в том числе с IT, на сегодняшний момент заказывают тренинги, да, по деловому имиджу, потому что люди, как раз вот IT , которые привыкли свободно себя чувствовать и ходить на работу вот в джинсах. А на сегодняшний момент работают с очень крупными клиентами, продают очень сложные IT телекоммуникационные решения, да? И они должны соответственно соответствовать, дорого выглядеть, да, и входить в ситуацию к партнеру как бы к дорогому партнеру…

МАНДРОВА: Боже мой, боже мой, я вот с ужасом смотрю на часы и вижу, что нам остается до рекламной паузы, правда, очень короткое, всего полторы минуты, поэтому я должна просто спросить. Владимир, чего вам недостает? У вас есть джинсы, рубашка поло, свободная атмосфера…

ХИМАНЫЧ: Я совершенно согласен с Людмилой. На встречу с клиентами, с заказчиками человек никогда не придет в джинсах, поэтому здесь не вижу противоречия. Нам всего достает, мы очень счастливы.

МАНДРОВА: Так значит, мы должны просто определить, какова функция дресс-кода. Видите, две компании, разные подходы, разные руководители, согласна. Но, видимо, какие-то разные функции у этого дресс-кода или нет?

ХИМАНЫЧ: Мне кажется, прозвучала очень трезвая мысль, что действительно многое зависит от начальника, от директора, руководителя, назовем как хотим, от того посыла, который дает этот человек. И, вероятно, вторая вещь – это действительно сообразность ситуации. Переговоры – строгая форма одежды, отсутствие переговоров – возможно, более расслабленная форма одежды. В комбинации этих двух вещей вы получаете то, что получаете.

МАНДРОВА: Ну что ж, у меня впереди очень много провокационных вопросов, которые я задам после очень короткой рекламной паузы, а нашим слушателям я напоминаю, что мы сегодня обсуждаем проблемы корпоративного дресс-кода. Имеет ли право офисный работник на индивидуальный стиль в одежде?

 

МАНДРОВА: Мы возвращаемся в эфирную студию программы «Все по-взрослому», с вами я, Наталья Мандрова. И с нашими сегодняшними гостями мы обсуждаем проблемы дресс-кода в компаниях. Имеет ли право офисный работник на индивидуальный стиль в одежде? Наши сегодняшние собеседники: Людмила ДУДОРОВА, генеральный директор консалтинговой компании «Имидж персонал», Владимир Химаныч, директор по персоналу компании «Майкрософт»-Москва, и Артур Авдеенко, директор по персоналу компании «Ситроникс». Говорят (и вы тоже говорили), что дресс-код помогает транслировать идею успешности организации, внушать ее деловым партнерам то, что она респектабельна, с ней можно иметь дело и так далее. Но если проще говорить, то дресс-код транслирует идею успеха, правильно я понимаю?

ХИМАНЫЧ: Я говорил о том, что дресс-код транслирует некую идею от руководителя.

МАНДРОВА: А какую конкретно идею?

ХИМАНЫЧ: В данном случае это идея именно неформального поведения. Дело в том, что, ну, буду говорить о нашей компании, наверное, проще всегда…

МАНДРОВА: Это, Владимир, компания «Майкрософт»?

ХИМАНЫЧ: Компания «Майкрософт». Идея компании в целом, что это неформальная среда, и это отражается во всем. Это отражается в политике открытых дверей, собственно говоря, у нас открытый офис, это отражается в абсолютной прозрачности как бы тех программ льгот, которые имеют сотрудники и руководитель. И это отражается во многих других вещах, в том числе и в одежде.

МАНДРОВА: Вот Артур сказал о том, что самый жесткий дресс-код – это банковский дресс-код. Я просто по своей деятельности основной, за пределами эфира много работаю с банкирами. И моя приятельница, которой я сегодня сказала, что сегодня у меня передача, посвященная дресс-коду, попросила не приводить ее впечатление о банкирах в эфире, но я все-таки это делаю. Она сказала, что «ну, ты понимаешь, если, там, люди одетые чуть ярче, чем в черное или чем в серое, на них все просто смотрят широко раскрытыми глазами. Я вот пришла в розовом костюме на презентацию для аналитиков, они смотрели на меня так, как будто я в комбинации в сеточку». Она говорит: «Ты понимаешь, мне кажется, что дресс-код изжил себя как явление. Я говорю: «Знаешь, мне показалось, что немножко по-другому. Это значит, что дресс-код победил». Но у меня вопрос и к вам, дорогие друзья, и к нашим слушателям. А вообще помогает ли дресс-код делу? Я напоминаю телефон нашей студии: 730-73-70. Помогает ли то, что люди ходят в костюмах серого, черного и синего цвета на работу, делу? А пока мы ждем ваших звонков, мы продолжаем нашу беседу. Вот вам не кажется, что соблюдение дресс-кода требует определенных финансов?

ДУДОРОВА: Кажется, конечно. И многие компании, ну, не многие на самом деле, проводили исследование: где-то 7 % компаний готовы выделять на это средства. Если требуют от определенной категории сотрудников ходить в определенном виде, например, там, определенного цвета рубашках, там, офис-менеджеры, там, или фронт-офис, то компании готовы вкладывать деньги. А некоторые компании даже дают – ну, если они занимаются, допустим, поставкой одежды, – дают определенные скидки и льготные карты на покупку одежды именно данной фирмы, чтобы сотрудники как бы носили именно эту одежду. Таким образом, ряд компаний готов плотить, но, к сожалению, это небольшая часть.

МАНДРОВА: У нас есть звонки слушателей. Давайте мы сейчас послушаем, что они скажут, и тогда мы с вами сможем, наверное, определить, за что голосует наша аудитория: за рубашку поло с джинсами или за офисный костюм. Друзья, можно присоединяться к нашему разговору по телефону 730-73-70. Мы обсуждаем вопрос: помогает ли дресс-код делу? То, что мы ходим в костюмах на работу, помогает ли делу? А мы подключаем наших слушателей. Алло, добрый вечер!

ВАЛЕРЬЯН: Добрый вечер.

МАНДРОВА: Вы в эфире.

ВАЛЕРЬЯН: Мое имя Валерьян. Я считаю так, это по должности занимаемой человеком. Человек обязан выглядеть, занимая соответствующую должность, он обязан выглядеть представительно. Конечно же, в рубашке, в галстуке, в костюме, смотря как. Если он торгует там, допустим, овощами на рынке, пусть он ходит в рубашке поло.

МАНДРОВА: А с какой должности начинается то, что требует дресс-кода?

ВАЛЕРЬЯН: От должности? Ну, смотря в какой фирме человек работает.

МАНДРОВА: Хорошо, спасибо, все, мы поняли ваше мнение. Слушаем дальше. Алло, добрый вечер!

ВЛАДИСЛАВ: Здравствуйте!

МАНДРОВА: Да, вы в эфире, мы вас слушаем.

ВЛАДИСЛАВ: Меня зовут Владислав, я работаю в фармацевтической компании в Москве, и я слушаю вашу передачу. Относительно дресс-кода хочу сказать, что, действительно, если человек работает в офисе, то соблюдение дресс-кода, такого как рубашка, галстук, костюм, для него не обязательно. Именно работа с клиентами, какие-то рабочие встречи, они должны проходить с учетом каких-то деловых аспектов, тех, которые приняты в мире бизнеса. А в остальном же полное имеет право на жизнь, точно так же джинсы и любая другая одежда, ведь качество труда от этого не страдает.

МАНДРОВА: Не только по пятницам?

ВЛАДИСЛАВ: Не только по пятницам.

МАНДРОВА: Спасибо огромное за ваш звонок. У нас есть еще звонки. Мы сейчас будем подключать наших слушателей, а я напомню: телефон в студии 730-73-70. Помогает ли дресс-код делу?

ТАТЬЯНА: Алло…

МАНДРОВА: Алло, да, добрый вечер! Вы в эфире.

ТАТЬЯНА: Добрый вечер! С моей точки зрения, дресс-код помогает однозначно. Я не такая уж перфекционистка, но тем не менее, когда в моей жизни был эпизод, я была, ну, как бы фрилансером, я обратила внимание, что работа в условиях домашнего офиса у меня не клеится, если я нахожусь в каком-то, ну, так скажем, домашнем одеянии. То есть я поняла, что мне даже дома, например, нужно одеться так, как бы я желала выглядеть, когда я встречаюсь с клиентом, и тогда все идет однозначно по-другому.

МАНДРОВА: А в какой сфере вы работаете, Татьяна?

ТАТЬЯНА: Вы знаете, это медицинская компания. То есть в какой-то степени я работаю, может быть, с той же аудиторией, с которой работал молодой человек, который позвонил до этого. Здесь, может быть, влияет еще и то, что все-таки медики – это те люди, которые однозначно одеты в униформу, поэтому вот это общение с людьми, которые привыкли к белому цвету, привыкли к чистоте и опрятности, оно, наверное, диктует необходимость одеваться как следует, по форме. Но я хочу сказать, что, с моей точки зрения, как это ни печально, я не знаю, слушаю вашу передачу не сначала, затрагивали ли вы этот момент, он такой достаточно деликатный… Мне приходилось говорить об этом с моими коллегами, постольку я, ну, что называется, филд-форс-менеджер…

МАНДРОВА: Да-да ,вы, Татьян, будьте любезны, резюмируйте, пожалуйста, чуть-чуть покороче.

ТАТЬЯНА: Люди должны быть одеты опрятно.

МАНДРОВА: Спасибо большое. Интересное очень замечание, мы обязательно все это обсудим. У нас есть еще звонок. Да, слушаем вас. Алло?

СЕРГЕЙ: Алло?

МАНДРОВА: Да, да, да. Вы в эфире.

СЕРГЕЙ: Добрый день. Сергей меня зовут. Я работаю в инвестиционной компании…

МАНДРОВА: Ой-ой как хорошо, что вы позвонили!

СЕРГЕЙ: Идея на самом деле такая: если ты можешь создавать добавленную стоимость, то всем абсолютно по барабану, в чем ты одет – приходи на работу хоть в трусах.

МАНДРОВА: А вы приходите в трусах на работу? Вы извините.

СЕРГЕЙ: Я не прихожу в трусах, но не потому, что это мешает мне работать. Есть некоторые правила приличия, есть… как правильно предыдущая женщина говорила, надо приходить опрятным, но я не хожу в костюмах на работу.

МАНДРОВА: Это идеальный, мне кажется, инвестиционный банк. Вам повезло с работой.

СЕРГЕЙ: Нет, это банку повезло со мной, потому что я могу создавать такой продукт, который не могут создавать люди в галстуках. Они вынуждены мириться с тем, что я хожу как…

МАНДРОВА: А, так вы идете против течения?

СЕРГЕЙ: Как хочу на работу…

МАНДРОВА: Вы идете против течения?

СЕРГЕЙ: Это правильное течение. Я не иду против течения, я иду с таким течением, мои руководители это понимают. Мы сейчас с вами слушали, как работают компании «Ситроникс» и «Майкрософт». Идите, попробуйте, найдите программиста на рынке, который будет ходить в галстуке.

МАНДРОВА: Хорошо.

СЕРГЕЙ: Не найти.

МАНДРОВА: Сейчас мы это тогда обсудим, спасибо большое. Ну что, друзья? Каковы ваши впечатления? Видите, мнения разделились, да?

ХИМАНЫЧ: Мне кажется, очень хорошие звонки, очень хорошие точки зрения. Это Владимир Химаныч. Несколько мыслей по этому поводу. Во-первых, безусловно, комментарии наши и наших слушателей отражают некий социальный опыт, нас и наших слушателей. То, что мы в свое время, когда-то, испытали, с чем мы столкнулись, и, несомненно, это оказывает влияние на то, как мы себя ведем. Это касается дресс-кода, это касается всех других наших моментов поведения. Вторая мысль: что, безусловно, наш предыдущий опыт рабочий накладывает отпечаток. И если вы 10-15 лет работали в костюме, вам психологически очень сложно прийти на работу и перестроиться на другой стиль одежды, требуются усилия. Психологически это сложно: просыпаетесь утром, и вы машинально надеваете галстук. В тот момент, когда вы понимаете, что вы можете его не надеть, вы испытываете большое облегчение, поверьте мне. Говорю как человек, который в течение долгих лет ходил в костюме, потом с удовольствием избавился и от галстука, и от костюма.

МАНДРОВА: Вот люди попадают в компании, в которых приняты дресс-коды. Они приходят, и им дают инструкцию: ты должен ходить на работу вот так-то, да? Значит, у нас принято носить вот это. У меня вопрос. Людмил, может быть, вы сможете ответить. Почему дресс-код часто оскорбляет людей?

ДУДОРОВА: На самом деле это очень просто: это психологическая такая вещь, да? Одежда нам ближе к телу, ближе, чем любой работодатель, да, поэтому это моя зона, это мое собственное. И когда в мою собственную зону вторгаются, естественно, возникает реакция отторжения.

МАНДРОВА: Вот смотрите, я, когда готовилась к этой программе, я читала некоторые материалы, посвященные дресс-кодам. И вот, значит, мне попалась на глаза заметка, в которой рассказывалось про американку, которая подала в суд на свою компанию, когда получила инструкцию. Она уже работала в компании, получила инструкцию, в которой было написано следующее: «Пожалуйста, избегайте надевать на работу следующие вещи: слишком откровенные и слишком соблазнительные платья и юбки, мини, топы с открытым животом, низко сидящие брюки, обтягивающие фигуру юбки, блузки и брюки. Одежду, которая слишком высоко поднимается, когда вы сидите, все прозрачное. И всегда носите белье». Когда она получила эту инструкцию, она ее оскорбила. И она сказала, что соблюдать эту инструкцию она не будет. Правда, она была потом уволена. Ну, что вот в этой, собственно говоря, инструкции сказано такого, что, в общем, нормальный человек, который имеет представление некоторое о том, что хорошо и что плохо. Что, он бы не принял? К сожалению, очень короткое время, буквально вот 30 секунд, и мы не успеем начать разговор, но мы это сделаем, после того как вернемся с новостного блока. Слушателям я напоминаю, что в эфире программа «Все по-взрослому». Мы сегодня обсуждаем корпоративный дресс-код. Сейчас у нас короткий новостной блок, после чего мы вернемся в студию и обсудим вот эту вот щекотливую такую ситуацию.

МАНДРОВА: Мы снова в студии программы «Все по-взрослому». С вами я, Наталья Мандрова. И мы сегодня с вами говорим о дресс-кодах в компаниях. Имеет ли право офисный работник на индивидуальный стиль в одежде? Эту проблему мы с вами обсуждаем с Людмилой Дудровой, генеральным директором консалтинговой компании «Имидж персонал» Владимиром Химанычем, директором по персоналу компании «Майкрософт», и Артуром Авдеенко, директором по персоналу компании «Ситроникс». Мы обещали, что продолжим обсуждение темы: почему людей обижает дресс-код? И я вам привела пример женщины, которая возмутилась на инструкцию, которая предписывала ее не одевать слишком короткие юбки, юбки, которые слишком поднимаются, когда она садится, которая предписывала ей одевать белье и так далее и тому подобное. Вот как вы, как профессионалы, и вы, Людмил, как консультант, как вы вообще эту ситуацию для себя объясняете?

АВДЕЕНКО: Тут возможны две ситуации…

МАНДРОВА: Да, это Артур Авдеенко.

АВДЕЕНКО: Во-первых, проблема, может быть из-за того или могла случиться из-за того, что эта дама получила инструкцию, уже давно работая…

МАНДРОВА: Она давно работала, да.

АВДЕЕНКО: Возможно, для нее принципиально важно выражать себя через одежду, и, получив эту новую инструкцию, которая очень жестко определяла диапазон возможных решений, она просто поняла, что она, ну, просто лишается возможности таким образом себя выражать. Но я хотел бы еще пару слов сказать о компании «Ситроникс». Я не хотел бы, чтобы создавалось впечатление, что мы компания таких «людей в футляре».

МАНДРОВА: Он носил пуговицы…

АВДЕЕНКО: Да, да…

МАНДРОВА: А именно так мы и подумали…

АВДЕЕНКО: Нет, вы не правы. Я говорил о штаб-квартире, и работникам штаб-квартиры, разумеется, ежедневно приходится проводить большое количество переговоров, именно этим вызван достаточно жесткий дресс-код. Тем не менее у нас не существует прописанного дресс-кода. Мне в своей профессиональной жизни приходилось один раз писать дресс-код, это было в далеком 2001 году, и с тех пор я этого никогда не делал и не делал принципиально. Мое мнение, что представление о том, как нужно ходить, в чем нужно ходить на работу, оно не должно быть формализовано, то есть не следует писать инструкции.

МАНДРОВА: Очень любопытно.

АВДЕЕНКО: Нужно подбирать людей, которые и так понимают, что принято в этой организации, и готовы разделять ценности этой организации, которые в том числе передаются…

МАНДРОВА: А если это ценный сотрудник, который нам позвонил, слушатель наш, который работает в инвестиционном банке. Он говорит: «Я очень ценный сотрудник, такого, как я, не найдете, поэтому я имею право ходить в джинсах».

АВДЕЕНКО: Очень интересное мнение. И действительно, рынок труда на сегодняшний день таков, что программиста мы берем не за его умение носить галстук и костюм.

МАНДРОВА: Мне просто очень хочется пригласить к разговору наших слушателей. Друзья, 730-73-70 – телефон нашей студии, мы работаем в прямом эфире. Ну, вот что вы скажете, можно ли добиться соблюдения дресс-кода дисциплинарными методами: штрафами, угрозами увольнения, в том числе и угрозой не принять на работу? Условно в организации, в которой люди хотели бы работать. Ждем ваших звонков, 730-73-70. Какое ваше мнение? Как вот вы, Владимир, считаете? Есть человек – очень ценный сотрудник, но при этом не соответствует принятому стилю вашей организации, все-таки посмотрите на него?

ХИМАНЫЧ: Вы знаете, я не думаю, что любой здравомыслящий работодатель будет ориентироваться на дресс-код при принятии решения об увольнении или приеме на работу только.

МАНДРОВА: Так.

ХИМАНЫЧ: И, безусловно, каждый из нас, идя устраиваться в компанию, предполагает, что мы выбираем карьеру, но при этом компания выбирает нас. И в определенной степени это договор между человеком и работодателем. Поэтому, принимая условия договора, вы, таким образом, косвенно принимаете на себя ответственность за некие правила, принятые в этой компании. Они могут быть формальными – в виде дресс-кода, и неформальными – в виде отсутствия такового. При этом, естественно, что если в компании нет четкого дресс-кода, то вы можете ходить в костюме и в галстуке, и при этом, собственно говоря, на вас, может быть, будут смотреть немножечко косо, но при этом это будет оставаться вашим делом.

МАНДРОВА: Ну, что ж. Вот я вижу, у нас появились звонки слушателей. Те, кто хочет к нам присоединиться, пожалуйста, звоните по телефону 730-73-70, а мы начинаем общаться с нашими слушателями. Артур, у вас будет возможность отреагировать и прокомментировать. Мы сейчас подключим всех, кто нам позвонит. Алло, добрый вечер! Алло?

АЛЕКСАНДР: Алло.

МАНДРОВА: Да, вы в эфире, мы вас слушаем.

АЛЕКСАНДР: Ой, это я? Здравствуйте, меня Александр зовут. Банк «Том Топ Пять». Вы здесь говорили как раз про банки. Знаете, как бы я считаю, что, если говорить о банковской сфере, все зависит от того, кот твой клиент. Если ты общаешься с клиентами, то в представлении обывателя банковский служащий – это должен быть человек солидно выглядящий, в костюме, строгий вид, и ты должен соблюдать. Если ты работаешь… например, стройматериалы продаешь, то по-другому как-то можешь одеваться, если это айтишник, то представление об айтишнике третье. То есть все зависит от того, кто твой клиент.

МАНДРОВА: Все, да, спасибо большое! Мы подключаем наших слушателей дальше. А тем, кто хочет принять участие в нашем разговоре, я напоминаю, телефон в эфирной студии 730-73-70. Можно ли добиться соблюдения дресс-кода дисциплинарными методами, как вы считаете? Мы вас слушаем. Алло? Алло, алло? Алло? Что-то нам не везет. Алло?

АНДРЕЙ: Алло.

МАНДРОВА: Да, да, да, мы вас слушаем.

АНДРЕЙ: Добрый вечер!

МАНДРОВА: Добрый!

АНДРЕЙ: Вот я хотел бы по поводу того, приносит ли дресс-код пользу бизнесу, компании.

МАНДРОВА: Да-да. Очень интересно.

АНДРЕЙ: Вот я как бы согласен, что дресс-код нужен, когда работаешь с клиентами непосредственно. Но у меня есть очень большой круг знакомых, которые занимаются производством рекламы.

МАНДРОВА: Да…

АНДРЕЙ: И среди них бытует такое мнение, что человек в галстуке не вызывает впечатления человека творческого, то есть он производит впечатление человека, который не может сделать креатив. И поэтому они все ходят на работу, ну, грубо говоря, в кедах там, в рубашке поло, и они считают, что это более такая среда, способствующая какому-то именно творческому развитию, понимаете?

МАНДРОВА: Да-да. Мы с вами абсолютно согласны. Спасибо большое за ваше мнение. Все более или менее высказались. Мы ждем звонков слушателей по телефону 730-73-70, пожалуйста, подключайтесь к нашему разговору. Людмил, вот вы мне, пожалуйста, скажите, вот как вы вообще относитесь к тому, что не надо создавать инструкций, что на самом деле необходимо действовать по принципу фейс-контроля? Приходит человек одетый в… да, может быть, очень ценный сотрудник, ну вот одетый как-то не очень так, как обычно одеваются сотрудники в нашей организации. Ну, наверное, ценный, но вот он должен найти себе применение в другой организации. Какое ваше мнение по этому поводу?

ДУДОРОВА: Когда проводили исследование, то большинство участвующих в опросе сказали, что имидж сотрудника влияет, да, на имидж компании. Поэтому даже иногда очень ценный сотрудник может быть разрушителем тех традиций, да, и той культуры, которая создана в компании. Вопрос, там, руководства…

МАНДРОВА: Такой «анфант террибль»…

ДУДОРОВА: Ну да. То есть такой разрушитель. И есть примеры, когда такие люди продолжают работать и не всегда позитивно влияют на всю остальную компанию. Яркий пример уже звучал у нас в вопросе, по поводу бек-офиса, да? Что бек-офис может ходить в чем угодно. Так вот, жалуются многие руководители, что бухгалтера, операционисты и так далее иногда ходят, там, в тапочках, в тренировочных костюмах. Но в столовой, там, да, в коридорах, да, они встречаются с фронт-офисом, с менеджерами, с людьми, которые работают с клиентом, да? И получается как бы одним – нельзя, другим – можно.

МАНДРОВА: Тонус снижается, да?

ДУДОРОВА: Да. Снижается работоспособность. С моей точки зрения, одна из функций дресс-кода – это в том числе такая некая дисциплинированность внутри, да? То есть поддержание работоспособности внутри компании.

МАНДРОВА: Вот одна наша слушательница, помните, сказала, что, когда она работает дома и ходит в халате, пьет чай, у нее снижается работоспособность.

ДУДОРОВА: Да-да.

МАНДРОВА: А когда она входит на работу, надевает каблук, у нее вот она как-то поднимается.

ДУДОРОВА: То есть это поддержание рабочей обстановки.

МАНДРОВА: Ну, я вижу, у нас есть еще звонки. Давайте пообщаемся с нашими слушателями. Алло?

АННА: Алло.

МАНДРОВА: Да, добрый вечер! Мы вас слушаем.

АННА: Здравствуйте. Меня зовут Анна. У меня небольшой комментарий-добавление к этой теме. Дело в том, что, помимо указаний от работодателя, существует еще такое понятие, как микроклимат в компании. И вот этот микроклимат, он, в частности, ну, что ли все шероховатости сглаживает.

МАНДРОВА: А это что…

АННА: Вновь пришедшие люди смотрят, как одеваются те сотрудники, которые уже давно там работают и, в общем, ориентируются на это.

МАНДРОВА: Анна, а вы за дресс-код или за его отсутствие? За то, чтоб люди одевались так, как им нравится?

АННА: Ну, так скажем, за умеренность. То есть дресс-код в определенных случаях, конечно же, нужен. Если, так сказать, у человека представительная позиция, то, конечно, тут без дресс-кода не обойтись.

МАНДРОВА: Да. Подключаем наших слушателей дальше. Тем, кто хочет присоединиться к нашему разговору, телефон в студии 730-73-70. 730-73-70. Мы работаем в прямом эфире. Алло?

МИХАИЛ: Алло…

МАНДРОВА: Да-да, мы вас слушаем.

МИХАИЛ: Добрый вечер! Меня зовут Михаил. Я с Анной, можно сказать, категорически согласен. Просто на личном примере. В нашей компании в принципе как такового дресс-кода нет. Менеджеры в принципе одеваются каждый в то, во что хочет, но есть определенные рамки. Начальник нашего отдела заказывает нам какие-то убогие футболки из убогого материала. И мы единственный отдел, вот я просто не надеваю эту униформу, за это несу определенные дисциплинарные…

МАНДРОВА: А какие именно, не поделитесь?

МИХАИЛ: Ну, штрафы, какие же? Обыкновенные штрафы.

МАНДРОВА: То есть не одел футболку – минус в зарплате.

МИХАИЛ: Минус деньги, да. Но вот, представляете, после стирки – я не знаю, что это за материал, – она вообще встала колом, я не могу в ней ходить, я просто чешусь от нее.

МАНДРОВА: Очень вас жалко, Михаил. Спасибо большое!

МАНДРОВА: Вот как вы вообще относитесь к такому вот давлению, часто со стороны компании? Вообще возможно таким вот образом заставить сотрудников соблюдать дресс-код? Я абсолютно согласна, что необходима определенная умеренность в том, что касается одежды, которая выбирается для работы. Но есть все-таки ситуации, когда люди не очень понимают, как им надо одеваться. Они не очень умеют одеться, но за это стоит вот… если человеку категорически не нравится одежда, которую вы требуете, чтобы они носили. Вот можно добиться такими вот дисциплинарными воздействиями, чтобы внедрить этот дресс-код? У нас буквально полторы минуты остается до того, как мы уйдем на рекламную паузу, поэтому, если можно, все трое очень коротко. Вот выскажите свою позицию. Людмил, давайте с вас начнем.

ДУДОРОВА: В российских компаниях, мне кажется, все возможно, хотя у нас есть Конституция, да? И многие вещи, в том числе штрафы, они скорее всего не оправданы как бы, да? То есть их можно обжаловать, с одной стороны. А я, например, против жестких таких мер, с одной стороны. С другой стороны, я за прописание вот этих вот правил, потому что если не прописаны, то точно можно не соблюдать и можно не требовать…

МАНДРОВА: То есть вы за дресс-код, который должен быть формализован?

ДУДОРОВА: Он должен быть формализован. Другое дело, он может мягкий, средний, жесткий там. Там может быть разное…

МАНДРОВА: Да. Владимир, ваше мнение.

ХИМАНЫЧ: Я рад, что первый раз за 45 минут нашего разговора прозвучало слово «Трудовой кодекс», и в Трудовом кодексе запрещена любая дискриминация, поэтому это первый момент. Но, объективно говоря, вы знаете, я хотел бы процитировать фразу одного из менеджеров, где я работал раньше, который как-то сказал, обращаясь к новичкам: «Работа должна приносить удовольствие. Если она не приносит удовольствия, то бросайте эту работу и уходите оттуда».

МАНДРОВА: Что вы скажете, Артур?

АВДЕЕНКО: Я думаю, что никаких репрессивных мер от работодателя быть не может и не должно. И следует исходить из того, что коллектив – это сообщество взрослых, разумных людей, которые умеют разделять ценности друг друга в идеале. И следует… директору и рекрутерам следует ориентироваться на то, чтобы в коллектив попадали те люди, которые восприимчивы к чужим ценностям и готовы уважительно к ним относиться.

МАНДРОВА: Ну что ж, мы сейчас уйдем на очень короткую рекламную паузу, а после чего вернемся в эфир с программой «Все по-взрослому» и продолжим обсуждать корпоративный дресс-код.

МАНДРОВА: Мы возвращаемся в эфирную студию программы «Все по-взрослому». И мы сегодня обсуждаем проблемы корпоративного дресс-кода. У нас сегодня трое гостей: Людмила ДУДОРОВА, генеральный директор консалтинговой компании «Имидж персонал», Владимир Химаныч, директор по персоналу компании «Майкрософт»-Москва, и Артур Авдеенко, директор по персоналу компании «Ситроникс». Вот мне кажется, что все мы более или менее согласились с тем, что необходима определенная самоцензура, и так далее. У нас разделились мнения: нужно ли, чтоб дресс-код был прописанный, или не нужно, чтобы он был прописан? Ну, в любом случае мы с вами сошлись в том, что существует какой-то определенный принятый бизнес-стиль. Меня все-таки по-прежнему волнует вопрос: почему люди обижаются на то, что им диктуют, каким образом они должны они должны одеваться? Я честно вам скажу, что встречала очень много людей, которые одеты неподобающим образом в бизнесе. В открытой одежде, в летних сарафанах женщины ходят, и так далее. Ну, вот согласитесь, ведь когда мы едем, к примеру, в Париж и хотим сходить в дорогой ресторан, если на входе стоит метрдотель, который пропускает только в вечерних костюмах, ну глупо идти туда в джинсах. И мы понимаем, что таковы правила, да? Вот давайте с вами все-таки обсудим, какие, ну вот, наверное, самые неприемлемые формы одежды в бизнесе.

АВДЕЕНКО: Да нет их на самом деле, да нет их, все зависит от компании. Все зависит от компании, и шорты и костюм могут быть приемлемы в определенной ситуации.

ДУДОРОВА: А мне кажется, важно уважать, да, и сотрудников, с кем ты работаешь, и руководство, и партнеров, с кем ты встречаешься, да? Поэтому мне кажется, что все-таки существуют определенные нормы, да, и, безусловно, какие-то вот открытые вещи, да, не очень рекомендуется. Чаще всего нужны они бывают летом, когда соответственно жарко и не всегда помещение рабочее, к сожалению, соответствует нормальным, комфортным условиям труда. Поэтому очень трудно в жару как бы, да, сидеть в костюме, в галстуке, в длинной юбке и так далее.

МАНДРОВА: Что вы скажете по этому поводу, Артур?

АВДЕЕНКО: Я согласен, что речь скорее идет об уважении к коллегам. И к клиентам, к партнерам компании, и именно исходя из этого следует выбирать.

МАНДРОВА: А я хочу напомнить нашим слушателям, что телефон в эфирной студии 730-73-70, мы работаем в прямом эфире. И мы сейчас обсуждаем, существуют ли неприемлемые вещи в деловом стиле. Пожалуйста, звоните, набирайте номер телефона в студии 730-73-70. Мы ждем ваших звонков. Давайте мы начнем общаться с нашими слушателями. Алло?

ВИКТОР: Алло.

МАНДРОВА: Да, мы вас слушаем.

ВИКТОР: Вы знаете, меня такой вопрос удивляет. Если государство может позволить себе диктовать милиционерам, военным, пожарникам, врачам, в чем им приходить на работу, почему фирма не может диктовать своим сотрудникам? Я считаю, что это целиком и полностью на рассмотрении фирмы. Если фирма обязывает своих сотрудником ходить в драных джинсах, они должны ходить в драных джинсах.

МАНДРОВА: Ну что, имеет право на существование такое мнение. Пока мы подключаем наших слушателей к эфиру, я еще раз напомню, телефон в студии 730-73-70. Звоните, пожалуйста, мы ждем ваших звонков. Да, мы слушаем вас, вы в эфире.

ЕКАТЕРИНА: Добрый день, меня зовут Екатерина.

МАНДРОВА: Да…

ЕКАТЕРИНА: Здравствуйте. Хотела бы высказать свое мнение по поводу вот дресс-кода. Как нужно одеваться, особенно женщинам, на работе и чего нельзя делать ни в коем случае, на мой взгляд. Первое, что я хотела бы отметить, что короткая юбка – это абсолютно нерабочая одежда, и женщинам ни в коем случае нельзя приходить в таком виде. Неудобно садиться, неудобно делать какие-то рабочие дела. И я думаю, в принципе это уважение действительно к коллегам, да? В таком виде просто неудобно работать, поэтому нужно, все-таки, стараться выглядеть сдержано, и дисциплина в одежде – это то же самое, что дисциплина человека, его уважение, как бы…

МАНДРОВА: Да. Спасибо вам большое.

ЕКАТЕРИНА: А первое – это имидж, имидж непосредственно.

МАНДРОВА: Спасибо большое. Так, продолжаем общаться с нашими слушателями. Добрый вечер!

ВЛАДИМИР: Добрый вечер!

МАНДРОВА: Да, мы вас слушаем.

ВЛАДИМИР: Мне очень понравилась фраза, которую сказал в прямом эфире предыдущий товарищ по поводу униформы.

МАНДРОВА: Да…

ВЛАДИМИР: Я хотел бы сразу сказать, что не следует путать дресс-код с униформой – это раз.

МАНДРОВА: Согласна с вами.

ВЛАДИМИР: Если компания занимается предоставлением массовых услуг, например, то дресс-код здесь необходим. Если компания занимается производством – то здесь необходима, естественно, спецодежда, униформа.

МАНДРОВА: Да, согласна с вами.

ВЛАДИМИР: Униформа призвана прежде всего не только защищать человека, но и нивелировать людей, как бы это цинично ни звучало.

МАНДРОВА: Ну да, да. Это, конечно, мы вот сейчас обязательно обсудим. Вот, я думаю, что это и есть как раз тот вопрос, который людей обижает, они не хотят быть такими, как все. Алло? Алло?

ИРИНА: Алло.

МАНДРОВА: Да-да, мы вас слушаем, вы в эфире.

ИРИНА: Здравствуйте, меня зовут Ирина. Я хотела бы прокомментировать то, что мы сейчас обсуждаем. Я даже придумала термин «ситуационный дресс-код», потому что в принципе дресс-код очень сильно зависит от ситуации, в которую человек попадает. И давайте не забывать, что компания прежде всего нуждается в том, чтобы зарабатывать деньги, поэтому дресс-код определяется во многом тем, как руководство компании видит политику в плане получения прибыли, в плане зарабатывания денег, в том бизнесе, в котором они работают.

МАНДРОВА: Так…

ИРИНА: Соответственно, мне кажется, два условия: первое – это уважение к коллегам, а второе – это как раз политика компании. Если политика компании декларируется сотрудником правильно, то обид никаких не будет. Потому что это взаимный договор взрослых людей.

МАНДРОВА: Да, спасибо большое. Ну, какое ваше впечатление? Хотела бы с вами обсудить звонок слушателя, который сказал о том, что, нравится нам или не нравится, но вот рабочая одежда, она людей нивелирует, она их как бы делает одинаковыми солдатами бизнеса. Какое ваше вообще мнение, друзья, по этому поводу?

ХИМАНЫЧ: Мне кажется, во-первых, я хотел бы сказать, что я абсолютно согласен – это Владимир Химаныч – с мнением Ирины, которая сказала о ситуационном дресс-коде…

МАНДРОВА: Хороший термин, спасибо Ирине.

ХИМАНЫЧ: Спасибо Ирине. И уважение к сотрудникам, поэтому абсолютно разделяю эту ситуацию. И, мне кажется, прозвучала очень интересная точка зрения по поводу униформы, и разница между дресс-кодом и униформой. Действительно принципиальная разница. И не следует отрицательно относиться к униформе – это действительно черта работы, абсолютно уместный пример с производственным циклом. Вы должны носить специальную обувь, защищающую от травм, вы должны носить специальную одежду. Поэтому от этого никуда не уйдешь, и здесь вообще разговора быть не может. Я не думаю, что на производстве будет вестись разговор о том, что кто-то нивелирует личность и так далее, все понимают, что это необходимо. С дресс-кодом ситуация другая – это действительно, в значительной степени ситуационная ситуация. И мы должны быть взрослыми людьми, и мы должны иметь чувство здравого смысла.

МАНДРОВА: Как вы прокомментировали бы, Артур, звонок нашей слушательницы, которая сказала, что нельзя ходить на работу в коротких платьях, потому что это неудобно, это очень отвлекает и так далее? Вот какое ваше мнение по этому поводу? С точки зрения нашего нового термина, «ситуационный дресс-код»?

АВДЕЕНКО: Мне кажется, что…

МАНДРОВА: Есть те ситуации, когда на работу можно прийти в коротком платье?

АВДЕЕНКО: Если планируется вечеринка по окончании рабочего дня, может быть. Хотя, наверное, этого следовало бы избежать. Я также хотел бы подтвердить и ассоциироваться с мыслью о том, что не стоит путать форму с дресс-кодом, с тем, о чем мы говорим сегодня. Например, на нашем заводе в Зеленограде работник этого завода, работающий в чистой комнате, к сожалению, у него нет выбора, в чем войти в эту чистую комнату.

МАНДРОВА: Видимо, он снимает всю одежду, в которой он…

АВДЕЕНКО: Совершенно верно, и одевает специальный комбинезон и маску, и так далее и тому подобное. Но это совершенно не значит, что остальные работники, которые не вхожи в эту комнату, должны ходить в том же самом. И более того, я полагаю, что мнение о том, что дресс-код уравнивает и превращает работников офиса в какую-то безликую серую массу, мне кажется, оно несправедливо. И в том, что рамки дозволенного – они достаточно широки. И человек творческий все равно найдет возможность себя выразить. Даже человек, который должен ходить в костюме и в галстуке, может так подобрать галстук и выбрать такой костюм, что будет совершенно очевидно, что этот человек творческий, интересный, обращающий внимание на это и стремящийся к самовыражению.

МАНДРОВА: В инвестиционной среде есть «теория коротких юбок». Принято считать, что, когда инвесторы становятся более консервативными, женщины носят более длинные юбки. Когда принято рисковать, рынки становятся более активными, женщины, наоборот, укорачивают длину своих офисных юбок и платьев. Людмил, вы скажите, пожалуйста, как консультант, какая все-таки неприемлема форма одежды? Вообще как вы относитесь к короткой юбке, начните с этого…

ДУДОРОВА: Ну, вопрос, какой длины, то есть короткая юбка тоже бывает разной длины, да?

МАНДРОВА: Ну, да-да-да, тут уже да… градации…

ДУДОРОВА: И тут зависит, конечно, от фантазии как бы наших людей, но, естественно, считается, что классическая юбка – это от колен плюс или минус 10 сантиметров, это вот примерно такая…

МАНДРОВА: А кому вообще труднее соблюдать дресс-код – мужчине или женщине?

ДУДОРОВА: Я думаю, что мужчинам в любом случае: меньше выбора, потому что у них как бы костюм, галстук, рубашка, да? А здесь только цветовая гамма, конечно, стиль, как вот сказал Артур, мы можем что-то делать, аксессуары, конечно, наши помогают нам быть индивидуальными. У женщин все-таки выбор как бы пошире. Хотя тоже основой является костюм, либо брючный, либо юбочный, либо мы используем платье с костюмом. Запрещено носить во многих организациях вещи открытые, вещи открытые.

МАНДРОВА: Ну что значит открытые?

ДУДОРОВА: Излишнее декольте, например, или излишне короткая юбка, да? А, например, если вы одеты в топике, там, с открытыми плечами, то не рекомендуется, не снимать, например, пиджак. Можно добавить… я к дресс-коду бы добавила… ну, дресс-код – это не только одежда, это еще и внешний вид, как человек выглядит, да?

То есть я бы добавила туда еще прически соответствующие, да, если люди длинные волосы имеют, то на работе желательно их как-то убирать или завязывать там во что-то, да, чтобы они… ну, это и гигиенично, в общем-то, и аккуратно. То же самое касается и других частей, например, маникюр. Опять-таки, все зависит от…

МАНДРОВА: Он должен быть или нет?

ДУДОРОВА: Маникюр должен быть, да, это аккуратность, естественно, так же как и макияж, в общем-то. А вопрос в его масштабах, если мы собираемся… если мы пришли на работу в вечернем макияже, то, наверное, это не то место, куда так нужно приходить.

МАНДРОВА: А что вы скажете по поводу духов?

ДУДОРОВА: Духи, с моей точки зрения, тоже такая индивидуальная вещь, потому что много кругом аллергиков, да? Поэтому, если вы пришли на работу сильно надушенные, то…

МАНДРОВА: Ну, с точки зрения нашего ситуационного дресс-кода, наверное, не очень здорово…

ДУДОРОВА: Ну, точно не очень здорово.

МАНДРОВА: Я хочу сказать нашим слушателям, что у нас сейчас остается полторы минуты, чтобы подвести итог. Я вижу лица наших мужчин, друзей, собеседников, которые находятся в студии, с пониманием смотрят на Людмилу. Артур кивает, а Владимир смотрит на нее как на явление природы, потому что говорится о маникюре, видимо о каких-то совсем новых сферах, не принятых в компании. Пожалуйста, будьте любезны, коротко подведите итог. Какое ваше отношение вот к той дискуссии, которую мы сегодня провели относительно дресс-кода, Владимир?

ХИМАНЫЧ: Это нормальная дискуссия, она происходит в любой компании, происходит в первый момент, когда сотрудник приходит в компанию, она происходит где-то с некоторой регулярностью во всех компаниях…

МАНДРОВА: У нас остается минута, поэтому коротко, Владимир.

ХИМАНЫЧ: Дискуссия хорошая, актуальная, хочу пожелать всем слушателям поменьше дресс-кода.

МАНДРОВА: Отлично. Как бы вы подвили итог, Артур?

АВДЕЕНКО: Спасибо, мне было очень интересно участвовать в этой программе. Мне кажется, что дресс-код – это неотъемлемая часть любой компании, не важно, он формализован или нет. Но по мере роста бизнес-культуры в России он будет…

МАНДРОВА: Он будет так или иначе приживаться…

АВДЕЕНКО: Да, он будет так или иначе приживаться.

МАНДРОВА: Коротко, Людмил, ваше отношение к нашей сегодняшней дискуссии.

ДУДОРОВА: Я считаю, что это очень актуальная тема. И пожелать хочу нашим слушателям, чтоб они искали индивидуальный стиль в рамках дозволенного дресс-кода, тогда они будут оригинальны и будут персонифицированы.

МАНДРОВА: Спасибо. Я присоединяюсь к Людмиле, прощаюсь с нашими слушателями до следующего понедельника, в эфире программа «Все по-взрослому», до свиданья!

ДУДОРОВА: До свиданья!

АВДЕЕНКО: До свиданья!

ХИМАНЫЧ: До свиданья!

 

(Visited 16 times, 1 visits today)