Некоторые корпоративные традиции не поддаются логическим объяснениям

Новичок, приступающий к работе в сложившемся коллективе, часто испытывает серьезный культурный шок. Многие традиции кажутся ему странными. Глядя на них свежим взглядом, он может решить, что старожилы компании должны чувствовать себя весьма неловко, но на самом деле испытывать чувство неловкости придется ему.

Несколько лет назад Эндрю Джангола проходил серию собеседований, чтобы занять руководящую должность в одной компании на Среднем Западе. Он навел необходимые справки и без труда узнал о существовании клуба жен высшего руководства компании. Члены клуба проводили вместе довольно много времени, вместе ходили на занятия живописью и керамикой и состояли в одном книжном клубе.

 

Джангола сообразил, что, если он станет работать в компании, его жене Вивиан придется присоединиться к клубу. Ее даже попросили прийти на одно из собеседований. Она очень приветливая, но независимая женщина, и ее муж подумал, что она может и не захотеть заводить друзей таким образом. Да и сам он был не в восторге от подобного клуба. “Я сразу вспомнил фильм «Степфордские жены», — поясняет Джангола. — Мне категорически не нравится даже идея этого фильма”. И он не стал претендовать на открытую позицию в этой компании.

Когда вы слышите от нового работодателя: “У нас так принято”, то это скорее всего значит, что спорить и взывать к логике, разуму и здравому смыслу бесполезно. “Я избегаю компаний, которые настаивают на своей уникальности, своем особом пути”, — говорит руководитель компании — разработчика ПО, который просил не называть своего имени, опасаясь неприятностей.

Как же получается, что так много людей покупается на странности офисных культур? Дело в том, что далеко не каждый готов признать, что не вписывается в коллектив, и отказаться от зарплаты, перспектив карьерного роста, возможности жить там, где нравится. К тому же число предложений на рынке труда ограниченно, и поэтому очень многие “отождествляют себя с корпоративной культурой нынешнего работодателя, какой бы она ни была”, — говорит Джон Шермерхорн, преподаватель менеджмента из Университета Огайо. “Компании представляют собой мощную социальную силу. Необходимость принадлежности хотя бы к чему-нибудь часто перевешивает желание разобраться, к чему это ты принадлежишь”, — добавляет он.

Когда вы уже дали разумное объяснение странностям, принятым у вас на работе, единственный, кто может вернуть вас к реальности, — члены вашей семьи. Именно так произошло с Сабриной Хайз. Муж встряхнул ее за плечи и сказал: “Пора тебя вытаскивать оттуда”. Хайз работала в издательстве, специализирующемся на религиозной литературе. Там, где она жила, было мало издательств, и она с уважением относилась к их вере, которая была близка ее собственной, поэтому она согласилась на работу. “Это была не совсем моя конфессия, но работа там не противоречила моим убеждениям”, — говорит она.

В ее первый рабочий день на обязательное собрание персонала были приглашены священники. Сотрудники истово молились, много пели, размахивали руками и падали на пол. Картина казалась сюрреалистичной, учитывая, что все это происходило в офисе, но Хайз думала, что это единичный случай. “Я старалась мыслить широко и надеялась, что сумею привыкнуть”, — говорит она. Когда однажды к ней подошел один из членов руководства и стал молиться, чтобы бог послал ей детей, Хайз решила искать новую работу.

Часто проблема не в обычаях компании, а в том, насколько рьяно им следуют. Когда Марк Александер работал в компании — веб-разработчике, в ней придумали загадочную диаграмму, похожую на схему метро. “Со временем все забыли, что она означает”, — говорит он. Ее использовали в презентациях в PowerPoint и помещали на футболки, а у одного сотрудника ее изображение висело дома над камином. “Она стала идолом, маленьким Буддой”, — говорит Александер. Одного 50-летнего сотрудника, пошутившего насчет диаграммы, выкинули из компании. “У них не было времени перевоспитывать взрослых людей, которые отлично работали и пользовались уважением в реальном мире”, — говорит он. Некоторое время Александер терпел, но в конце концов нашел другую работу.

Когда в 1980-х гг. Билл Калмар работал вице-президентом банка, его компания приобрела другой банк. После слияния один из руководителей отделов спросил, могут ли они устроить традиционное празднование Хэллоуина для поддержания настроения сотрудников. Калмар колебался, так как в его банке придерживались более старомодных взглядов. Но в конце концов согласился. В день Хэллоуина возникла необходимость провести срочное совещание, на котором обсуждалось объединение компьютерных систем банков. За столом сидели Красная Шапочка, Пятачок и Крошка Енот. “Жуткое зрелище”, — говорит Калмар.

Источник: Сайт klerk.ru/http://www.klerk.ru/boss/articles/32234/

(Visited 7 times, 1 visits today)