Корпоративное волонтёрство улучшает микроклимат в коллективе и способствует созданию добавленной стоимости компании за счет улучшения имиджевых характеристик и развития бренда.

Сотрудники петербургских компаний организованно навещают хосписы и дома престарелых, убирают питомники  для животных, проводят уроки в детских домах, а главное — делают это не вместо, а после работы и абсолютно бесплатно. «Деловой Петербург» попытался разобраться, что такое на самом деле корпоративное волонтерство — красивый имиджевый бантик или одно из свидетельств становления гражданского общества.

«А грабли еще есть? И перчатки рабочие нужны! Куда пироги ставить?» — говорит девушка в спортивном костюме. Она волонтер из Северо–Западного банка Сбербанка, приехала в детский дом №53 Выборгского района, чтобы помочь убрать территорию за домом после сноса гаражей.

 

Наталья приехала на субботник с мужем и четырехлетней дочкой, которая рыхлит землю носком розового резинового сапога, в руках у нее детские грабли. «Пусть видит, что есть кроме развлечений и другая жизнь, пусть к труду привыкает», — смеется мама. До гаражей, много лет назад, здесь был каток, и воспитанники и сотрудники хотели бы когда–нибудь его восстановить.

Старшие ребята вышли на уборку вместе с сотрудниками детского дома и корпоративными волонтерами из Сбербанка. На субботник в детский дом приехали 15 волонтеров из Сбербанка: у всех грабли, перчатки, мешки для мусора. Кто–то двор убирает, кто–то мусор в мешки складывает и потом на тележке к мусорному ящику везет, кто–то разбирает завалы.

«Смотрите, что я нашел», — кричит мальчик лет десяти. В руках у него ржавая железная деталь. «Давай сюда, это магнит старый, как интересно, — говорит волонтер Саша. — Полезная вещь в хозяйстве».

Один–два раза в месяц сотрудники банка приезжают в детский дом к ребятам: то привезут им мастера по лепке, то устроят кулинарный поединок.

«Мы любим, когда приезжают волонтеры: дети с ними танцуют, готовят, рисуют, есть занятия, где дети готовят истории о разных странах, словно путешествуют, на показы мод ездят, мыло варят», — говорит и.о. директора детского дома Ольга Галкина.

Вместо выходного

«Работа трудна, работа томит. За нее никаких копеек. Но мы работаем, будто мы делаем величайшую эпопею», — написано в другое время и про других людей. Совпадение только в одном: сотрудникам за участие в волонтерских акциях не полагается ни премий, ни отгулов, ни прочих пряников — так уверяют в компаниях. Более того, участие абсолютно добровольное. Факт, что молодые сотрудницы в субботу, вместо законного выходного дня приехали на субботник в детский дом убирать двор, ставит в тупик. «Хочется пользу приносить, не только в суете торопиться куда–то», — говорит волонтер Мария. «Я здесь дружу с Аней, воспитанницей детского дома, ей 16 лет, и нужно рассказать что–то, поделиться. Недавно вот работу смотрели вместе в Интернете», — рассказывает волонтер Любовь.

Согласно «Википедии», «волонтер — это человек, добровольно занимающийся социальной помощью государству, не получающий от этого прибыли». В принципе, корпоративным волонтерством может считаться почти любая деятельность, направленная на помощь ближнему. Например, компания «Ренейссанс Девелопмент» бросила клич среди арендаторов своих бизнес–центров, чтобы закупить предметы первой необходимости для Всеволожского психоневрологического дома ребенка. Чтобы доставить все это, понадобилось семь волонтеров, которые на своих машинах поехали в выходные в загородный детский дом.

К волонтерской деятельности все приходят по–разному. Кто–то идет на это с подачи руководства, а кто–то сам предлагает сослуживцам сходить в детский дом, а начальство узнает об инициативе постфактум.

В ОАО «МРСК Северо–Запад» уверяют, что идея заняться волонтерской деятельностью принадлежала отнюдь не начальству, а коллективу. Совет молодежи, который создала молодая часть коллектива, решил курировать культурные, социальные, спортивные мероприятия компании. Одним из направлений выбрали волонтерскую деятельность, которой сейчас постоянно занимается полтора десятка человек, а остальные приходят и уходят. «Мы решили не просто общаться с ребятами, а разработать обучающую программу по тематике, которая близка к нашей работе. Так появились уроки по электрической безопасности, которой уделяется мало внимания не только в детских домах, но и в обычных школах», — рассказывает Наталья Драгунова, руководитель корпоративного волонтерского движения «МРСК Северо–Запад». Ежемесячно сотрудники компании приезжают с такими уроками в детские дома и реабилитационные центры города и области. Эту программу они реализуют совместно с общественной организацией «Петербургские родители».

«Я и раньше ездила в детские дома в нерабочее время, участвовала в волонтерских движениях, поэтому, когда в офисе у коллег появилась такая инициатива, я сразу присоединилась. Для меня заниматься с детишками из детского дома — в удовольствие. Я не могу сказать, что пропускаю что–то в выходное время ради детей, а скорее наоборот — я качественно провожу свое свободное от работы время», — говорит Виктория Конаш, волонтер из МРСК.

Марина Ретинская, старший специалист отдела мотивации и соцпрограмм управления по работе с персоналом в Северо–Западном Сбербанке, рассказывает, что решила заняться волонтерством, когда узнала о существовании в Сбербанке благотворительной программы «Счастливое детство». После беседы с директором детского дома №53 она поняла, что придет в этот дом еще не раз. Тогда Марина отвечала в банке за работу с учебными заведениями, поэтому предложила студентам Международного банковского института организовать мероприятие для детей. Первый проект «Пасха» оказался удачным, все вдохновились и решили продолжать.

Текучка

«На работе за такие волонтерские инициативы никто не выделяет отдельных отпусков или выходных: хочешь — иди и занимайся этим, не хочешь — не иди», — категорична Виктория Конаш. Так же говорят и в других компаниях, занимающихся корпоративным волонтерством.

В это начинаешь верить, когда узнаешь, что порой на мероприятия едет всего три человека. Марина Ретинская признается, что иногда едет сама, если больше не находится желающих. Текучка среди волонтеров достаточно велика: кому–то уже после первого выезда становится скучно. Другая проблема: многие волонтеры попросту не знают, в какое русло направить свою кипучую энергию. Сотрудники благотворительных фондов рассказывают, что иногда волонтеры производят только лишний шум, потому что приходят творить добро не в то время и хотят заниматься не тем, что на самом деле необходимо. «Для того чтобы корпоративное волонтерство было эффективным, нужен профессиональный менеджмент со стороны благотворительных организаций», — считает Евгения Штиль, координатор специальных проектов благотворительной организации «Шаг навстречу».

Татьяна Гилева из общественного движения «Петербургские родители» советует сотрудникам, которые заинтересовались корпоративным волонтерством, обращаться не напрямую в детский дом, а сотрудничать через некоммерческие или благотворительные организации: сами детские дома могут относиться к новоявленным волонтерам с недоверием.

Ради бизнеса

Согласно Global Corporate Volunteering Research Project, существует четыре модели корпоративного волонтерства. Первая из них — бизнес–ориентированная модель рассматривает корпоративное волонтерство как инструмент создания добавленной стоимости компании за счет улучшения имиджевых характеристик и развития бренда.

Во многих компаниях и не скрывают, что их волонтерская деятельность преследует как раз эти цели. «Волонтерство важно для бизнеса. Помимо качества продукции и стоимости при выборе партнера клиенты все чаще обращают внимание на имидж компании и принципы ее работы», — считает Татьяна Гилева, руководитель проекта по развитию корпоративного волонтерства «Добро Pro», реализуемого общественным движением «Петербургские родители», на попечении которого 70 детских домов.

Помимо всего прочего, считается, что волонтерство улучшает микроклимат в компании. «Участие в воскресных поездках в детские дома объединяет лучше корпоратива», — уверена Наталья Драгунова.

«Многим сотрудникам у нас в коллективе просто не хватает самореализации, перекладывают бумажки с места на место и скучают. А благодаря волонтерской деятельности появляется осмысленность какая–то и на работе, люди ждут выходных, обсуждают с коллегами, что и как лучше будет сделать. А так давно бы уволились», — рассказал волонтер крупной финансовой компании в Петербурге, попросивший не называть своего имени в печати.

Потребность

Сами волонтеры теряются, когда слышат вопрос: зачем? «Отдача у детишек замечательная, а фантазия просто неисчерпаемая! Например, один из воспитанников детского дома во время обучения спросил, что делать, если он в поле во время грозы оказался в костюме металлиста, весь в заклепках, — нужно ли штаны снимать?!» — смеется Наталья Драгунова.

Виктория Конаш вспоминает, как спустя полгода посетила вновь один из детских домов: дети подбежали и стали рассказывать, что они запомнили на уроке, который был полгода назад, говорили о токе, о том, как спасать человека нужно: «А мы стояли и радовались. Получаю от этого положительный заряд энергии, это уже стало моей потребностью».

Свою работу волонтеры чем–то из ряда вон выходящим не считают. «Мне раньше казалось: благотворительностью могут заниматься только какие–то сверхлюди. А здесь сработал эффект массовости. Когда кто–то рядом начинает этим заниматься, то понимаешь, что на самом деле все не так сложно. Уже не надо ничего придумывать, надо только присоединиться, а это гораздо проще», — признается волонтер Ирина.

Источник: «Деловой Петербург»

(Visited 23 times, 1 visits today)